479.39 457.43 8.21

Уаки: династическая одиссея Тохтамыш-хана

Движение к престолу оплачивалось кровью народа…

 

Часть седьмая. Предыдущая часть здесь

 

Прежде рассказа о династической судьбе Тохтамыш-хана и его гвардейского легиона, вначале следует хотя бы вкратце сказать о падающей звезде Великой Орды. Звезда падала из-за чрезмерного честолюбия ее бездарно местечковых претендентов.

 

Их было так много, что из их интриг сложился целый «хоровод претендентов», которых можно охарактеризовать как возле-престольных венценосцев. На первый взгляд получается так, что чингизид походил возле трона, поинтриговал, присел на трон, казалось, все только начинается, а тут вдруг пришел и убил «царя» следующий претендент.

 

Однако для народа все было сложнее. Народ составлял армию, в которой разными улусами и разными воинскими подразделениями управляли принцы крови и эмиры. И у каждого подразделения были свои предпочтения, которые они выражали в том, что многие выдвигали своих претендентов на трон. Их было настолько много, насколько много было войск. В конечном счете, все это движение к престолу оплачивалось кровью народа…

 

Из-за суеты чересчур многих претендентов дело в общих словах выглядело так, что империя расползалась лоскутами, начиная с самого центра.

 

Если говорить в медицинских терминах, то тут как при инфаркте сердце империи, наполненное крови, распалось от верхнего венчика цветка на листья-лоскуты... По лоскутам струями потекла вначале вроде бы свежая кровь, но она тут же запеклась узлами родов и племен в самых разных окраинах страны, в разных улусных владениях — будущих ханствах.

 

Таким образом, после безрадостного падения батуидской династии Узбек-хана последовали бесчисленные междоусобицы «все против всех», в которых всем улусным войскам пришлось делать выбор: за кого из претендентов воевать и против кого из них. Уже гибла и империя, и разваливалась ее вчера еще единая армия. А вслед за распадом родоплеменной армии распадался на свои первичные родоплеменные звенья и сам народ Орды.

 

Тут уж какой род куда вынесет, никто не знал. Именно этим распад был вторым фактором. Первым и основополагающим фактором «разброса» племен было то, что роды-племена Великой степи всегда кочевали в чересполосицу. А вот «лоскутная» война привела к такому торнадо, который не просто раскидал, а буквально «утрамбовал» одноименные роды-близнецы в разные концы Евразии, вплоть до того, что они потеряли связь между собой. Характерным примером этого являются алшыны, аргыны, кыпчаки, найманы и другие… Они есть везде, но связи между ними уже нет…

 

В отличие от них уаки оказались сконцентрированы в восточной части Золотой орды. Почему? И именно в Сибири уакские подразделения на фоне всеобщего разрыва родственных связей в Орде самым парадоксальным образом сохранили в целом свою родовую структуру. Но об этом отдельно.

 

Гвардейский корпус ставки хана Тохтамыша

 

Уаки были армейским формированием ставки, сформированным наподобие их великих онгутских предков из нескольких родовых подразделений. А столичная гвардия, как известно, всегда влияла на выбор царя. Итак, уаки приняли воинскую присягу Тохтамышу и сохранили ее как побратимы — ветераны многих войн. А вели они их, как зафиксированы на исторических скрижалях за своего хана — за Тохтамыша. Уаки изначально были воинским формированием Уакина — защитников трона. В этом пути они прошли три этапа.

 

Первым этапом их исторической судьбы было то, что уаки и их эмир встали, вернее, с самого начала стояли на стороне претендента на трон Тохтамыша. Следует предполагать, что именно они и способствовали восхождению султана на престол. А уж с легитимацией Тохтамыш-хана, занявшего Орду, они вместе достигли успеха. Трудно сказать, чем обусловлен династический выбор уаков, но вместе со своим эмиром и Тохтамышем они достигли именно государственнического успеха, взяв империю под свое крыло. Их высокий статус маркируется тем, что их родовой вождь был ближним советником хана. И скорее всего эмир Уак (или его брат эмир Шуак) был вероятным карачи-беком ставки.

 

Ханские советники Уак и Шуак были ближними сподвижниками Тохтамыш-хана и несомненно участвовали в управлении империей. Ввиду своего высокого статуса эмиры Уак и Шуак принимали участие. Поскольку имя эмира Шуак «выбывает» из упоминаний в дальнейших тюркских родословных, то предполагается, что он погиб в одном из сражений. Впрочем, возможно, как и эмир Уак. Но его имя сохранилось как имя рода Уак.

 

А самим уакам предстоял второй этап, на котором они вместе с Тохтамышем таки объединили Орду от края и до края. Но затем они испили чашу страшных поражений при нашествиях Тимура. Обратите внимание, никто, кроме Тимура, не смог нанести поражение тохтамышевской армии. Затем последовала череда междоусобных сражений Тохтамыша с Едигеем. И наступила катастрофа…

 

Этот трехступенчатый путь проходили все тюркские роды-племена-этносы, начиная со времени великих каганов Евразии. Все они начинали свой государственнический путь как род-племя, выдвинувшее своего кандидата на высшую государственную должность каганата. Вместе с удачливым претендентом они, вернее, их предводители восходили к вершинам славы. А затем они низвергались вместе со свергнутой династией и у многих родовые следы терялись в пыли степных веков. А некоторые были попросту вырублены при смене верховной власти.

 

А вот у уаков этот путь зафиксирован и в начальной, и в конечной точке амплитуды, в отличие от тех великих родов тех великих каганов, которые канули в Лету вместе со своей гвардией. И этот их путь связан с Тохтамышем. Тут, соответственно интриге «Игры престолов», можно предположить, что эмир гвардии мог быть карачи-беком или беклярбеком и мог позиционироваться как «Делатель королей»…

 

И тут же отметим, что в природе (как в социологии), как и в истории существуют амплитудные графики жизни любых сообществ от минимума до максимума, и наоборот. Этот жизненный «график» по амплитудам прошли и уаки.

 

Уаки вышли на свой пик вместе со своим эмиром — ближним советником хана. Он известен нам как Первый Уак, зафиксированный в ордынской истории. Само его имя, а значит, и имя его корпуса Уакина (или наоборот, имя корпуса защитников престола стало его титулом), таит в себе и загадку и одновременно отгадку происхождения племени. Но об этом было ранее и будет далее.

 

Уаки и династическая одиссея Тохтамыш-хана

 

Итак, уаки вознесли или способствовали восхождению Тохтамыша на трон, а затем вместе с Тохтамышем понесли страшнейшие поражения в двух величайших битвах средневековья с Тамерланом. Далее они прошли весь водоворот междоусобиц между Тохтамышем и Едигеем, все 15 (или вернее, 16, если учитывать последний бой Тохтамыша) сражений.

 

В перипетиях судьбы Тохтамыш потерял золотоордынский трон и в 1385 году был вынужден покинуть Орду. И, очевидно, что ближний и потому наиболее лояльный эмир и его гвардейский улус разделили судьбу изгнанного хана. И тут для уаков наступил третий этап их судьбы.

 

Со своим эмиром уаки в продолжающейся смуте следовали за ханом, а затем и за его наследниками под предводительством Ер-Кокче до самого конца. В Сибирь – окраину великой империи…

 

Свергнутый Тохтамыш отступил в Сибирь, где в 1396 году захватил Тюменское улусное ханство (Сибирское ханство образовалось позже и из другого улусного княжеского владения). Отсюда Тохтамыш продолжал борьбу за реставрацию своей власти, но был убит в 1406 году близ Тюмени.

 

Убийство хана означало династическую вендетту, которая осуществилась во втором акте этой всеобщей трагедии. Сыновья Тохтамыша вернули Едигею долг крови в 1420 году, убив его прямо в собственном Мангытском юрте. И в этом акте мести участвовал уакский бахадур Ер-Кокче. Так завещали ему предки — хранить присягу.

 

Однако после исполненной ими совместно с тохтамышевичами мести и убийства Едигея уаки в дальнейшем как бы отстранились от бесконечных междоусобных претензий степных чингизидов. Это можно назвать термином «феномен отстранения». Что же этому способствовало?! Своей массой уаки просто ушли в Сибирь. Или скорее там и находился их родовой юрт, поскольку именно в Сибири Тохтамыш нашел свой последний форпост и именно оттуда воины продолжали участвовать и в мести тохтамышевичей и в их междоусобице.

 

Однако, ну кому не надоест такая бесконечная война?!

 

И что интересно, коренной земельный домен уаков — Сибирь и Прииртышье, и именно здесь по локализации совпадают уаковские владения и последнее улусное владение Тохтамыша. Но об этом позже и отдельно…

 

Уакская присяга как феномен племенной консолидации

 

На пике междоусобицы уаки были максимально вовлечены в грандиозную вендетту хана Тохтамыша и беклярбека Едигея, а затем в вендетту наследников. Это было предопределено статусом уаков. Изначально они были гвардейским подразделением хана Тохтамыша, которое поддерживало его и на пике могущества, и в развернувшейся усобице, а после потери престола последовало за ним в Сибирь или же, напротив, приняло его в своем юрте. Последний вопрос подлежит отдельному рассмотрению. Но прежде всего факты.

 

Первый факт: Тохтамыш потерял велико-ордынский престол и ушел в Сибирь. Она и стала его последним удельно-улусным ханством.

 

Второй факт: уаки оставались опорой свергнутого хана в его изгнании. Именно с опорой на это ханство и на верных ему уаков Тохтамыш возобновлял свои династические претензии.

 

Третий факт: после гибели хана уаки участвовали в вендетте наследников убитого монарха. Тем самым уаки не только подтвердили свою военно-родовую клятву, но даже и сформировались вокруг нее как как союз воинов и как племя.

 

Из вышеуказанных фактов следует генеральный вывод о том, что уакская гвардия везде была с Тохтамышем. Тут возникает интереснейший вопрос о связи Тохтамыша, да и других ханов с их улусными племенами, и выявляется определенная логика этой взаимосвязи.

 

Во взаимосвязи «хан-улус» мы видим логику политики Тохтамыша: хан опирается на войско, то есть связь выглядит так: хан — войско — улус. Но есть и обратная логика: улус — войско — хан. Из такой обратной логики разбирательства следует вывод: нет улуса — нет войска — нет хана.

 

В связи с этим нужно также прояснить, а что такое «улус»? Улус — это завещанное или завоеванное земельное владение. То есть для чингизида улус был земельным доменом, который формировал для него военную опору. Но власть над определенным улусом и над его народом была для него правом, но не обязанностью. Наследник золотого рода мог претендовать на власть в любом улусе империи. Эта формула проста и понятна.

 

Однако за ее «скобки» всегда выводится население. А если присмотреться, то это население вовсе и не было таким уж безобидным. Термин «население» предполагает «добрых граждан», которые всячески признают власть правителя и зависят от него. Такова общепринятая политическая формула власти в оседлом мире, которая неуместно распространяется и на кочевников.

 

А кочевники были совсем другими людьми, нежели земледельцы. Более того, у кочевников был свой мир и совсем другое понимание этого мира вокруг них. Если для земледельцев эпицентром их жизни и энергии был участок земли, а они над ней существовали как ее продолжение, то у номадов была другая картина мира. Номад был в центре вселенной и, если перефразировать известное выражение, кочевник вращал землю копытами своего коня….

 

P.S. Продолжение цикла статей «Уаки» проекта «Turanian» следует…

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie