479.39 457.43 8.21

Уаки: Тохтамышевичи и Ер-Кокче

Кровавый распад Ордынского суперэтнического массива стал программой самоуничтожения целой страны.

Часть восьмая. Предыдущая часть здесь

Все империи смертны. Но их смерть была не только геополитической катастрофой. Она была человеческой катастрофой для миллионов их подданных. Они умирали физически поодиночке и коллективно. Такое массовое жертвоприношение приносит распад империй.

 

Так и в Орде в период вселенской междоусобицы ханов и беклярбеков ордынский суперэтнос страдал и умирал. Он умирал по частям как живое существо, пораженное гангреной. Всем надоела эта вечная грызня великих прожектеров. А поистине великого хана или беклярбека после гибели Тохтамыша и Едигея уже не было. Были претенденты, изводившие друг друга и свои войска, вчера еще стоявшие в едином строю под одними знаменами.

 

Эти царевичи надоели и друг другу и даже своим же войскам. Но кровавая баня уже началась и войскам было неизбежно в ней участвовать. А других вождей у них не было, и солдаты шли в бой с теми, кто у них был во главе. И бойня наполнила степные овраги кровью по колено. Войск и царевичей было так много, что они просто физически не могли истребить друг друга в одном или парочке сражений.

 

И наступила эпоха того, что называется гибелью империи. Этот кровавый распад Ордынского суперэтнического массива стал программой самоуничтожения целой страны. Люди гибли семьями, фамилиями, полками, родами и даже поколениями. Людей и солдат было так много, что закат цивилизации растянулся на десятилетия, то есть на те же поколения.

 

В этом закате погибли почти все джучидские династии. В первую очередь «исчезли» старшие наследники. Выжили, но тут, как и положено амбициозным венценосцам, продолжили борьбу за власть «наследники второй очереди»: шибаниды – дети Железного Шибана и урусханиды – дети Тукай-Тимура. Вместо стройных колонн и слитного строя девяносто-двух ордынских полков все роды смешались в остервенелых схватках между собой. В этом хаосе потерялись следы многих ханов и эмиров, а некоторые роды и племена попросту перестали существовать. И по ним практически нет документализированных свидетельств, помимо того, что в летописях указываются деяния эмиров и беков некоторых племен. Только некоторые остались на скрижалях истории.

 

Одним из них был уакский бахадур Ер-Кокче, в судьбе которого отразилась летопись уаков на обоих берегах Итиля (его еще не называли Волгой).

 

Гибельная междоусобность

 

По результатам грандиозной междоусобицы и пятнадцати сражений с Едигеем хан Тохтамыш потерял престол и укрылся в Сибири. В своем отступлении он в 1396 (1399) году занял Тюменский юрт (вилайет) и своим правлением придал княжескому владению статусность ханства. Однако, даже свергнутый монарх сохранял легитимность и потому представлял опасность для режима власти беклярбека Едигея. Всем было известно, что ханы у беклярбека были подставными марионетками и не имели державного и даже сановного веса по сравнению со свергнутым монархом. Окончательный расчет был неизбежен. И в этом расчете были интересы уаков – сохранить свою державность вместе со своим ханом. Но у Едиге были свои планы.

 

А тут еще на удачу Едиге в 1405 году умер Тамерлан. Его тимуридские наследники без всякого знания государственного дела начали разваливать его империю, существование которой оказалось отмерено длиной в жизнь Железного хромца. И Степь оказалась предоставлена сама своей судьбе, которую теперь определял каждому беклярбек Едиге. И он решил судьбу хана в духе того страшного времени: мечом и кровью.

 

В 1406 году произошло последнее шестнадцатое сражение Тохтамыша с Едигеем и его ханом Шадибеком (Женибеком). Тохтамыш был убит вблизи осененной его царским титулом Тюмени. «Тое же зимы царь Женибек уби Тактамыша в Сибирскои земли близ Тюмени, а сам седе на Орде». Уаки потеряли свое державное знамя.

 

Едиге стал править Ордой через подставных ханов из урусханидов. Те платили ему черной неблагодарностью и пытались скинуть его цепи со своих царственных шей и гибли один за одним. До тех пор, пока одному из них этот переворот не удался. Едигей потерял власть и перестал быть «делателем королей».

 

В 1420 году дети Тохтамыша убили Едигея, окропив свою месть его кровью. В этом кровавом мероприятия участвовали и уаки и их бахадур Ер-Кокче.

 

Ныне могильные знаки Тохтамыш-хана и беклярбека Едиге-эмира расположены близ друг друга на улытауской горе, которая так и называется – Едиге. Что интересно, так это то, что казахский и другие кыпчакские народы посвятили Едиге эпос, а вот Тохтамышу внимания уделено гораздо меньше. Возможно, это особенность народной души, склонной воспевать победы, а не поражения?! Действительно, Тохтамыш проиграл два самых главных сражения своей жизни – не с Едигеем, а с Тимуром, а Едиге как последний паладин Степи разбил всех врагов Орды, в том числе, объединенную армаду Витовта, усиленную артиллерией. Кроме того, народная память говорит о временах Едиге как о периоде благополучия, тогда как с царствованием Тохтамыша связано негативное воспоминание о тимуровском погроме Орды. А такое вытесняется из воспоминаний…

 

Запомним одну дату – 1420 год. Это год убийства Едигея – последнего паладина единой Орды. После его смерти Орда посыпалась как костяшки домино.

 

Время авантюристов

 

Имперская конструкция еще не развалилась, династические узлы еще не были разорваны окончательно, но уже появилось чрезмерно много претендентов. Все мечтали о восстановлении империи, но только под своей исключительной эгидой. По большому счету все претенденты были авантюристами: удачливыми и неудачниками, терявшими вместе со своей заявкой и свою жизнь, как и жизни доверившихся им людей. Претенденты делились еще и на тех, кто не мог соизмерить свои силы и шел к Сараю напролом, и на тех, кто осознавал предел своих возможности и для начала создавал свой пусть не такой большой, но крепкий улус.

 

Одним из них был шейбанид Хаджи-Мухаммад (1421—1428). избранный в 1420-21 годах сибирским ханом. Возможно даже, что на его родственника Абулхаир-султана вначале даже не обратили внимания, тем более что оба они были в каком-то отдаленном Сибирском улусе. Однако, уже в 1428 году Абулхаир – тоже шейбанид – создал свой мощный степной улус в Восточном Деште.

 

А следом посыпалось. Одно за одним обособлялись административные узлы власти: в 1438 году – Казанское ханство, в 1440 – Ногайская Орда, в 1441 – Крымское ханство. Сепаратисты! Да. Но все были с претензиями на Сарай. Все могло пойти по привычному сценарию. Удельный султан становится ханом и собирает Орду под своей властью. Но тут все пошло не по сценарию.

 

Во-первых, свою династическую заявку выдвинули шейбаниды. Ранее они в таком замечены не были. Они прямо и достойно поддерживали Тохтамыша в войне с Тимуром и попали под его прямой удар. Затем у них были сложные отношения с Едигеем. Но династического обострения как бы не было.

 

И вот после заката обоих первых шейбаниды выдвинули свои претензии на верховную власть: и сибиряки Хаджи-Мухаммад (1421—1428) и Абулхаир, и крымцы (Худайдат и другие). То есть, как мы видим, даже в своей фамильной заявке на власть династия пятого сына Джучи не смогла консолидироваться. И это уже было яблоком раздора.

 

Во-вторых, из-под контроля верховной власти вышли основные силовые ресурсы орды – кочевники. Этот ресурс воинов отошел от сумятицы ханов. В 1440 году обособились ногайцы со своими мурзами, а в 1465 году – казахи со своими султанами. Таким образом, ногайцы, по сути, восстановили традиции беклярбеков времен Ногая, Мамая, Едигея. Это был сущностный раскол Золотой орды из-за выдвижения не-чингизидской династии. Казахские султаны раскололи улус Абулхаира и восстановлением своей ак-ордынской династии дезавуировали власть шейбанидов в восточном Деште. Странным образом, но казахские чингизиды создали ханство, но вместе с тем дезавуировали и сам принцип абсолютной власти хана. Бала создана Федерация с двумя ханами: старшим и младшим…. Так жили и так желали племена воинов.

 

Итак, Орда развалилась, ее имперский суперэтнос еще ощущал свое этнокультурное и временами даже этнополитическое единство, но вертеп ханов погубил всё. Вместе с собой. Курултаев уже не было и не было уже и верховной единой власти. Империя, ее суперэтнос умирали. И в этот момент уаки каким-то образом вышли из этого общего процесса кровопролития. И закрепились в Сибири.

 

Но вначале уаки со своим предводителем Ер-Кокче приняли деятельное участие в борьбе тохтамышевичей с Едиге, а затем и в совсем уж отдаленных от Сибирского улуса областях.

           

Ер-кокче и незадачливый хан Худайдат

 

А где были уаки, спросите вы. Ответ простой – они всегда были с Тохтамышем и на пике славы, и в годы Тимуровского бедствия, … и в Сибири, вернее, в Тюмени. Были уаки и при акте мщения Едигею за гибель их отца Тохтамышевичами. Кстати, встретилась как-то и такая версия, что при исполнении этой мести Едигею якобы погиб и Ер-Кокше. Однако, это не так.

 

Случилось так, что погиб он в набеге 1424 года на город Одоев, принадлежащий Литовскому княжеству. После гибели великих туранцев Тохтамыша и Едиге ордынская империя таки развалилась. Атомизации управления еще не было, но развал дошел до такой степени, что в Орде одновременно правили каждый своим клочком имперскости сразу шесть царей. Дошло до того, что и недавно разбитый Едигеем в пух и прах Витовт давал Степи своего царя в лице прибежавшего к нему царевича Давлад-Бердия! Естественно, что витовский Давлад-Бердия и все «нелитовские» степные цари были врагами друг другу.

 

Одним из таких царей был Худайдат (летописный Куидодат, Чудадач, Худандах). Незадачливый оказался претендент. Однако так получилось, что уакский бахадур Ер-Кокче был именно на его стороне. Каким образом оказался бахадур и его уаки на Волжском правобережье, можно только предполагать. Возможно, уаки были выжиты с востока Орды в резне тохтамышевичей, шибанидов и урусханидов. А возможно, что Худайдат завлек Ер-Кокче обещаниями земель и богатой добычи. Тут стесняться нечего. Время было такое, что сильные грабили слабых … Но скорее всего, уаки пришли под Одоев с волжского левобережья вместе с сибирским шибанидом.

 

Предположительно, Худайдат происходил вроде бы из крымских шибанидов. Крепкая была ветвь, но шибаниды были сибиряки. И что ему здесь было делать без местных ресурсов, например, в Крыму. Да, когда-то его великий предок Шибан брал Крым, но у Худайдата не было 40 тысяч ордынского войска Шибана. Такого войска у Худайдата не было, да и предка его уже подзабыли.

 

И еще, у местных родов-полков были свои привычные им султаны и эмиры. Зачем им чужак из совсем уж дальнего от них Сибирского улуса?!

 

И, возможно потому у Худайдата на западе Орды все пошло не так с самого начала. Будучи одним из шести царей-междоусобников, 31 августа 1422 года он потерпел поражение от царя Барака.

 

К слову, Барак-хан и сам был из урусханидов, то есть тоже с востока Орды… Но об этом в следующей части цикла.

 

А что дальше для Барак-хана? Окрыленный победой Барак-хан зачем-то напал на Одоев, но города не взял и отступил. Зато он взял многочисленный полон, но и тот потерял при отступлении, когда одоевский князь Юрий с пришедшей подмогой настиг его в поле. Барак-хан урок усвоил и ушел на восток Степи. Казалось бы, хороший урок для всех. Но его усваивают не все.

 

И что делает Худайдат?! Разбитый Барак-ханом, ушедшим несолено хлебавшим от Одоева, Худайдат вслед за Барак-ханом бросается на тот же Одоев, злополучный для Барака! И тут можно сказануть, что «повторение проблемы – уже не мать учения, а мать поражения». И так сил у него было немного. А тут еще литовский и московский князья, даже конкурирующие в своей геополитике за тот же Одоев, присылают подмогу в Одоев. Худайдата разбивают до такой степени, что он бежит, оставив двух своих цариц! Одну из них одоевский князь отправляет в Литву, а вторую – в Москву.

И спрашивается, а на что рассчитывал Худайдат, идя в набег на «злой город». Город оказался злым для двух царей: и для худайдатовского победителя Барака и для побежденного им Худайдата, войско которого было очевидно слабее… Тем не менее, войско у Худайдата было, и он четыре недели спокойно, стоя в окрестностях Одоева, грабит одоевщину и прилегающие земли и также не спеша двигается на грабеж Рязанщины.

 

И за четыре недели он дождался того, что к одоевскому князю успела прийти помощь и из Литвы, и из Москвы. В такой ситуации Барак-хан не стал дожидаться судьбы и ушел. Но и то, не успел и потерял полон под ударами погони.

 

А Худайдат таки дождался. И получил свой последний урок.

 

Урок оказался жестоким. На него навалились так, что: «Царь сам с очень малым количеством слуг еле от этого спасся». После потери оставшегося войска следы царя Худайдата затерялись. Скорее всего, он был убит соперниками, уже где-то в степи. По крайней мере, после катастрофы под Одоевым разбитый Худайдат навсегда скрывается из поля зрения летописей.

 

Недаром число царей сократилось. Так, по состоянию на 1427 год Ал-Айни сообщает, что «в землях Дештских … три царя оспаривают царство друг у друга». А Витовт в том же году пишет, что «теперь в Татарской степи пять ханов…», сообщая при этом, что самый сильный хан – его протеже.

 

И касательно нашей темы в том злополучном набеге погиб и уакский великий бахадур. Никоновская летопись и Пискаревский летописец единодушно сообщают: «Тогда же убили Когчю богатыря велика телом».

 

Распад страны как процесс, распад Орды как судьба родов

 

Для нашего исследования запишем, что жизнь и гибель легендарного предводителя является маркером для определения судьбы его рода. Несомненно, что Ер-Кокче погиб в этой битве не один, а со значительной частью своих уакских сородичей. Получается, что бахадур повел их на смерть ради династической претензии незадачливого царя Худайдата, который «расплатился» жизнями уаков. Так далеко от родной Сибири…

 

Увы, но вот так погиб бахадур, удостоенный эпоса.

 

А распад продолжался. Собственно, это был не одномоментный акт, а длительный исторический процесс. Разваливалась империя и ее армия, распадался народ, раскалывались и расходились племена.

 

Это можно назвать конвульсиями умирающей империи, поскольку люди еще ощущали свое единство и свое право на всей территории Орды от Одоева до Сибири, но Орда уже умирала…

 

А для нашего исследования добавим, что, возможно, именно тогда часть уаков оказались в составе венгерских кыпчаков. Уаки были отмечены Иштваном Мандоки как 33-й кыпчакский род. Скорее всего, появление уаков в составе венгерских кыпчаков связано с их поражением под знаменами Худайдат-царя, и возможно, связано с теми же причинами, что появление там других родов, которые до этого момента в тех краях замечены не были. Так, к примеру, посмотрим на родовое происхождение современного нам мадьярского вице-герцога Ласло Вада Баяндура, сохранившего степные корни. Он кыпчакского происхождения, из рода Жалайыр племени Токсоба.

 

Скорее всего, таким же образом другие тюркские роды, например, солдаты Найманской и других хоругвей оказались в составе польско-литовских татар. Первые, скорее всего, пришли к Витовту вместе с тохтамышевичами.

 

Все они – «дети поражения». И все они – потомки ордынских солдат, потерявших свою общую Родину при развале Орды и грызне ханов-претендентов из разных династий.

Амбициозные и самоуверенные ханы-претенденты обещали солдатам восстановление империи и гвардейский статус. Но их грызня привела к гибели армии и к их собственной погибели…

 

P.S. Продолжение цикла статей «Уаки» проекта «Turanian» следует…

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie