Угасающая звезда Сапархана Омарова

Вот уже два года, как Сапархан Омаров руководит Министерством сельского хозяйства РК. Подобно звезде, он довольно неожиданно засиял на политическом небосклоне нашей страны, хотя ранее уже занимал пост вице-министра профильного ведомства, а в мажилисе возглавлял Комитет по аграрным вопросам. Но, похоже, эта звезда начала угасать столь же стремительно, как и родилась.

 

«Новая метла», или Сплошные обещания

 

Когда Сапархан Омаров пересаживался из депутатского кресла на трон министра аграрного ведомства, фермеры не то чтобы с облегчением вдохнули в ожидании грамотных и эффективных шагов «новой метлы», но в отличие от экспертов, посчитавших это перемещение чисто техническим, не стали окончательно сбрасывали со счетов возможность получить в результате кадровой рокировки хоть какие-то бонусы для отрасли. Однако за два года руководства Сапархана Омарова надежды на потенциальный прорыв становятся все призрачнее.

 

Его предшественникам – Мамытбекову, Мырзахметову, Шукееву – филигранно удавалось внушать руководству страны и депутатам, что благодаря их усилиям совсем скоро отечественный аграрный сектор превратится из выжженной пустыни в цветущий оазис. У нынешнего министра такого дара убеждения нет. А потому все, что слетает с его уст, делится на два, а подчас и на три.

Взять хотя бы его обещания завалить Японию казахстанскими говядиной и кониной или решить за три года проблему импортозамещения, которую за минувшие тридцать лет так и не удалось сдвинуть с мертвой точки.

Когда министр Омаров на полном серьезе вещает о намерении реализовать в ближайшую пятилетку 380 инвестиционных проектов с участием транснациональных компаний или сформировать некие экосистемы в аграрной отрасли, можно смело стряхивать нафталин с этих «новшеств» (потому как где-то такое уже звучало) и заказывать поминки по бездарно растраченным миллиардам, которыми щедро унавоживается отечественная нива сельского хозяйства.

 

А как иначе, если процессом рулит настоящий фантазер?! Создается впечатление, что Сапархан Омаров оторван от реальности – причем не эфемерно, а вполне себе реально. Эту реальность миллионы казахстанцев ежедневно щупают руками и даже пробуют на зубок. Однако погрузившемуся в стратегические планы и прожекты министру, видимо, некогда зайти в ближайший супермаркет. В противном случае он вряд ли рискнул бы утверждать, что из 30 видов продовольственных товаров зависимость от импорта у нас сохраняется только по шести позициям…

 

А ведь Касым-Жомарт Токаев ясно дал понять, чего он ждет от главы Минсельхоза в ближайшие пять лет. Это удвоение производства сельскохозяйственной продукции и повышение производительности труда в агропроме в два с половиной раза. Справится ли с поставленными задачами Сапархан Омаров? Вопрос вопросов, однако.

 

Помнится, лет пять назад в качестве главы Комитета мажилиса по аграрным вопросам он «песочил» тогдашнего министра сельского хозяйства Аскара Мырзахметова, докладывавшего об увеличении в 1,3 раза валового выпуска сельхозпродукции и о 50-процентном росте производительности труда в отрасли. Тогда депутат Омаров пенял министру на отставание темпов развития сельскохозяйственного производства и говорил о том, что главным критерием получения государственных дотаций должен стать конечный результат – единица произведенной сельскохозяйственной продукции, выраженная в конкретных цифрах (тоннах или килограммах). Теперь же, очутившись в шкуре министра, он почему-то предпочел забыть об этом.

 

О тоннах и килограммах Омаров уже не вспоминает – мелковато будет. Получив министерский пост, Сапархан Омаров ощутил потребность в размахе, да таком, чтобы душа развернулась. А тут как нельзя кстати нашлось поле для маневра. Даже не поле, а целый полигон под названием «цифровизация». Эдакий заморский фрукт. И даже если ему не суждено вызреть в нашей суровой реальности, где земля зачастую, как и несколько веков назад, обрабатывается вручную, с министра будут взятки гладки, поскольку цифровизация – процесс всеобъемлющий и ее результаты зависят от координации усилий различных служб и ведомств. Похоже, именно эти соображения позволяют господину министру оперировать громкими цифрами и обещать, что в течение пяти лет цифровизация АПК даст дополнительный эффект в виде роста валового сбора на 20 процентов и повышения производительности труда на 50 процентов. А также она позволит снизить риски и производственные затраты, адаптироваться к изменению климата, повысить урожайность сельхозкультур и продуктивность животных, станет точкой отсчета для развития агротехнологий.

Но почему, несмотря на столь радужные перспективы, совсем не хочется кричать «Браво!» и воздух чепчики бросать? Может, потому что казахстанская реальность сильно отличается от представлений министра, даже если судить о ней, опираясь на официальные данные?

 

Так, итогом работы Минсельхоза по налаживанию взаимодействия между аграриями и ІТ-сообществами стало появление в растениеводстве 16 хозяйств, достигших цифрового уровня, и шести smart-ферм в системе животноводства. Годом ранее статус цифровых получили 12 крестьянских хозяйств и три птицефабрики плюс 12 животноводческих хозяйств стали smart-фермами.

Данных за прошлый год обнаружить, увы, не удалось. Но даже если предположить, что Минсельхоз продвигал цифровизацию в АПК ударными темпами, вряд ли общее количество цифровых хозяйств существенно перевалило за сотню.

 

Для справки: отечественный АПК насчитывает порядка двух тысяч сельхозпредприятий. Что касается юридических лиц, то их в отрасли задействовано почти 14 тысяч. Отсюда вопрос: когда министр говорит о том, что за счет применения новых цифровых технологий в агрономии урожай вырос на 20% с сокращением при этом затрат фермеров на 15%, а в животноводстве надои молока и выход телят увеличились на 20 и 25% соответственно, то на сколько следует делить эти цифры применительно ко всей отрасли?

 

Во саду ли, в огороде, или Триллионы – на ветер?

 

Сейчас ведомство Сапархана Омарова плотно занялось разработкой Национального проекта по развитию АПК на 2022 – 2026 годы. В качестве целевых индикаторов в нем указаны все те же пункты – повышение производительности труда в 2,5 раза и насыщение внутреннего рынка социально значимыми продовольственными товарами на уровне 80 процентов. Предварительный вариант этого документа уже опубликован. По сути, он ничем принципиально не отличается от предыдущих программ. Потому разработки каких-то особенных механизмов для достижения поставленных целей тоже вряд ли стоит ожидать.

 

Отличие нового документа от предшественников – в затратах на реализацию мероприятий. Только на субсидирование кредитов для аграриев за пять лет планируется потратить 838 миллиардов тенге, на переработку продукции АПК – свыше 1,1 триллиона тенге. На производство высокорентабельных культур закладывается свыше 600 миллиардов тенге, примерно такая же сумма – на развитие кормопроизводства. Порядка 700 миллиардов тенге предполагается направить на интенсивное молочное животноводство, на мясное животноводство – около 1,8 триллиона тенге, на развитие птицеводства – еще 300 миллиардов.

 

Потянет ли Минсельхоз столь внушительное финансирование, особенно учитывая, что ранее у него не получалось эффективно использовать куда меньшие суммы? Причем Сапархан Омаров уже тогда участвовал в этом и имел отношение к реализации некоторых задач.

 

Например, к программе «Агробизнес-2020». В период с 2014-го по 2016 год он занимал пост вице-министра сельского хозяйства и отвечал за развитие растениеводства. Помнится, именно тогда Счетный комитет проводил проверку, в ходе которой установил финансовые нарушения на общую сумму 21,5 миллиарда тенге, а также нелегитимное использование бюджетных средств – на 53 миллиарда и процедурные нарушения – на 35,9 миллиарда тенге.

Программа развития АПК на 2017 – 2021 годы также подверглась критике со стороны государственных аудиторов: за наличие системных недостатков, отсутствие должного мониторинга и контроля со стороны администраторов при планировании и использовании бюджетных средств. Не менее трети этой критики смело можно адресовать нынешнему главе Минсельхоза, который в течение двух последних лет курировал реализацию программы.

Главным выводом, к которому пришли аудиторы, стало то, что вклад личных подсобных хозяйств, несмотря на снижение их доли в производстве валовой сельхозпродукции, все же преобладает как в растениеводстве, так и в животноводстве по отношению к крупным и средним субъектам сельского хозяйства.

 

«Тем самым за период реализации госпрограммы проблема преобладания производства в ЛПХ не решена, а инновационные технологии в них практически не внедряются», – говорится в заключении экспертов.

Кроме того, в Счетном комитете отметили, что «при реализации госпрограммы установлено отсутствие должного взаимодействия Министерства сельского хозяйства с государственными и местными исполнительными органами, что привело к несвоевременному либо полному невыполнению отдельных мероприятий и задач, а также достижений индикаторов и показателей по ним».

Всего по итогам государственного аудита установлено финансовых нарушений на общую сумму 2,8 миллиарда тенге, доля неэффективного планирования составила 16,9 миллиарда, неэффективного использования средств – свыше 44 миллиардов тенге.

 

А совсем недавно все тот же Счетный комитет бросил булыжник уже в личный огород Сапархана Омарова. В ходе проверки эффективности использования средств, выделенных в прошлом году на антикризисные мероприятия, выяснилось, что по направлению «Развитие агропромышленного комплекса» программы по развитию АПК обнаружено нарушений еще на 49 миллиардов тенге. Материалы по 12 фактам были переданы в правоохранительные органы, к административной ответственности привлечены семеро человек.

Как говорится, без комментариев…

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie