479.39 457.43 8.21

Великие комбинаторы: Абилов и Ержанов составляют «список 162-х»

Эффективность Абилова как бизнесмена столь же «высокая» как Абилова-политика.

 

Булат Абилов, явно претендующий на звание единственного казахстанского оппозиционера (и конкурирующий в этом с Мухтаром Аблязовым, у которого схожая форма мании величия), активно включился в разработку еще одной весьма хайповой темы. Речь идет о возврате незаконно выведенных из страны активов.

 

Примечательно, что сигналы о желании подключиться к этой же работе подает бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин — в прошлом главный специалист по распродаже Родины. Не давший в свое время Абилову заполучить Кармет-комбинат.

 

Что же до Бути, то он создал и зарегистрировал общественный фонд возврата активов Казахстана Elge Qaitary, первым же заявлением которого стало требование озвучить имена 162 человек, которым принадлежит половина богатств страны. В противном случае, намекнули Абилов и примкнувший к нему Оразалы Ержанов, они могут составить этот список сами: интернет «кишит данными». Цитата принадлежит Ержанову, и о нем стоит рассказать подробнее, чтобы читателю было понятно, с каким контингентом связан Абилов.

 

Оразалы Ержанов был председателем правления АО «Наурыз банк». В ноябре 2004 года «Наурыз банк» был законсервирован «для оздоровления его финансового положения и улучшения качества работы». Однако оздоровить банк так и не удалось, и в июне 2005 года Агентство по финансовому надзору отозвало лицензию у «Наурыз банка». Сам же Ержанов с октября 2005 года находился в розыске и был задержан в марте 2010 года в Москве. Его обвинили в создании организованной преступной группы и хищении около 3,4 миллиарда тенге (около 30 миллионов долларов по курсу 2004 года). 24 марта 2011 года бывший председатель правления АО «Наурыз Банк Казахстан» был экстрадирован из России и доставлен в Алматы по месту расследования уголовного дела. В 2012 году осужден на пять лет лишения свободы.

 

Оразалы Ержанов, будучи в опале, сделал ряд примечательных заявлений. Так, уже находясь в Москве в 2005 году он дал интервью одной из казахстанских газет, где признался, что не без ведома государственных структур «Наурыз банк» изначально был «воздушным пузырем» — высокопоставленные госслужащие использовали банк для отмывания денег.

 

В качестве доказательства он голословно обвинил Имангали Тасмагамбетова, на тот момент руководителя Администрации президента, будто он внес в этот банк 10 миллионов долларов, а позже потребовал их обратно, подорвав финансовую состоятельность учреждения.

 

Помнится, тогда любитель «кишащего данными» интернета в красках описал, как Тасмагамбетов лично вынес эти 10 миллионов наличными из банка. На либералов и тогдашних противников Таса, одним из которых, к слову, был и Абилов, эта сказочка действовала зомбирующе — мол, так и было, и не надо цепляться к деталям.

 

А в них как раз и кроется дьявол. Потому что 10 миллионов долларов наличными купюрами по сто баксов — это ровно центнер. Как Имангали Нургалиевич мог в одиночку вынести центнер или он в пять-десять приемов это сделал — решительно непонятно.

 

Словом, накидывать на вентилятор Оразалы Ержанов умеет — за что, видимо, и был привлечен Булатом Абиловым к делу возврата активов. Причем оба организатора фонда на первой же пресс-конференции честно признались, что ничего расследовать, а следовательно, и возвращать через международные суды или другие механизмы не будут. Тут следует привести полную цитату Оразалы Ержанова про тот самый «кишащий интернет»:

 

«Мы не имеем возможности проводить расследования, поэтому наши первые шаги основаны на том, что нам удалось найти в сети. Интернет кишит этими данными».

 

Это, очевидно, надо понимать, как стратегию: мы будем находить в сети сплетни и раздувать их до небес. Впрочем, есть предположение и о том, что это намек: Абилов и Ержанов сами составят список из 162 фамилий, ориентируясь на сплетни и домыслы, найденные в интернете.

 

Составление списков — это сравнительно новый политтехнологический прием, занесенный к нам с территории России. Составлением списков увлекаются сотрудники Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального — в связи с войной, например, родили простыню на 6000 фамилий якобы тех публичных персон, кто поддерживает СВО в Украине. Якобы — потому что часть из списка внесена явно в порядке каких-то личных соображений.

 

У нас составляли список «жертв Января», куда вписали решительно всех — и очевидных случайных пострадавших/погибших (непонятно от чьих рук), и неоднозначных, подозреваемых в нападениях на силовиков, поджоги административных зданий и убийства.

 

Теперь вот на подходе, кажется, список 162-х. Один популярный анонимный Telegram-канал предположил, что этот список будет банальным инструментом шантажа со стороны Абилова и Ержанова — крупным бизнесменам предложат заплатить, чтобы не попасть в него. Возможно, даже под каким-нибудь благородным предлогом — тем более что под рукой у Абилова есть фонд помощи жертвам января. Отличное прикрытие для какой-нибудь типа «революционной кассы» — как объяснят купечеству. И приличная кормушка для двух комбинаторов, коими являются Ержанов и Абилов. Тут даже лозунгов придумывать не надо, все есть у классиков советской литературы Ильфа и Петрова — «Запад нам поможет. Полная тайна организации. Заграница с нами. Остановка за общественным мнением»:

 

— Граждане! — сказал Остап, открывая заседание. — Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания — она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем. Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой. И те и другие спят в своих постелях и укрываются теплыми одеялами. Одни лишь маленькие дети, беспризорные дети, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи. Мы, господа присяжные заседатели, должны им помочь. И мы, господа присяжные заседатели, им поможем.

 

Замените «беспризорных детей» на родственников «жертв Января», которых сейчас окучивают все, кому не лень, включая упоминавшегося Аблязова, и все станет на свои места. Новый «тайный союз меча и орала» готов заявить о себе, потрясая списком 162-х. 

 

Еще один проект невеликого комбинатора по прозвищу Бутя — партия «Наш выбор» — буксует на этапе регистрации. Правда, непонятно, на каком именно — сам Абилов залихватски заявил, что ему в регистрации Минюст отказал четыре раза. Почему он не сделал из этого информационного шума, потрясая так полюбившимися ему списками — на этот раз из тех, кто заявил о желании вступить в Bizdin Tandau? Видимо, потому что таких списков еще нет, и никто ему не отказывал. Максимум, вернули документы на доработку. А то и посоветовали дождаться смягчения требований по количеству членов партии — с 20 тысяч до 5 тысяч, о чем уже давно говорят провластные аналитики. Однако демонстрировать шило в одном месте надо, показывая себя эдаким крутым политическим менеджером. Спойлер: тем, кто помнит предыдущие серии саги «Бутя в политике», неэффективность персонажа очевидна, за нахождение Абилова в первых рядах оппозиции решали его деньги. И, как теперь становится ясно, определенные дружеские связи с представителями истеблишмента Старого Казахстана.

 

Однако вряд ли верны конспирологические опасения, что Абилов готовит повторение Января или отрабатывает политический заказ братьев Нигматуллиных. Мы склоняемся больше к тому, что Абилов ведет себя как Остап Бендер, окучивая бизнес-элиту под предлогом свержения «режима Токаева» и возвращения олигархии. И при этом, собственно, не собираясь этого делать. Только изображать намерения, составлять списки, периодически проводить митинги. А если удастся партию зарегистрировать, то еще лучше — ее легко превратить в постоянную кормушку.

 

Кто-то скажет — Абилов же бизнесмен, зачем ему комбинации на грани мошенничества, чтобы срубить денег? Вот только «бизнес-империя», как назвали то, чем занимался вне политики Абилов добрых девять лет, в рейтинги казахстанского Forbes его не ввела. Делаем вывод, что эффективность Абилова как бизнесмена столь же «высокая» как Абилова-политика. С такими данными только и остается, что сшибать мелочь с купечества, лишь бы удержаться на плаву.  

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie