429.68 488.16 5.92

Великий и могучий?..

В последнее время по обе стороны самой протяженной в мире сухопутной границы появляются любители поспекулировать на «русском вопросе» в нашей стране. Современные демографические и социальные сдвиги привели к изменению этноязыкового ландшафта постсоветского пространства.

 

В России говорят о «сокращении» сферы применения великого и могучего, происходящем якобы «вопреки» его популярности в обществе и «с благословения» казахстанских властей. С другой стороны, защитники языка Абая сетуют на то, что казахский, имея конституционный статус государственного языка, по-прежнему пребывает на вторых ролях. В чем, по их убеждению, виноваты те же власти страны. Что же произошло с русским языком в Казахстане за последние тридцать лет? На этот вопрос попытались ответить отечественные и зарубежные лингвисты, собравшиеся в южной столице нашей республики.

 

По словам президента Казахстанской ассоциации преподавателей русского языка и литературы, профессора Элеоноры Сулейменовой, современные демографические и социальные сдвиги привели к изменению этноязыкового ландшафта постсоветского пространства.

 

— Наша страна в этом году отмечает 30-летие независимости. И вполне естественным становится стремление оценить эффективность проводимой языковой политики. В советское время именно язык был важнейшим средством создания легитимности власти. Консолидация всех этносов с помощью русского языка определяла языковую политику огромной многонациональной страны. Советский «задел» ощущается и сегодня — русский язык остается наследием, ресурсом, которым каждое государство СНГ распоряжается по-своему, — высказала она свое мнение в ходе международного конгресса «Языковая политика стран СНГ», прошедшего в Алматы.

 

Этапы большого пути

 

Систему обучения и внедрения русского языка в Казахстане эксперт делит на несколько периодов. Первый период — нахождение Казахстана в составе Российской империи. Для этого исторического отрезка характерно существование небольшого количества миссионерских школ, где преимущественно готовили чиновников-переводчиков. Выпускники этих учебных заведений выступали «проводниками» имперской политики, играя роль коммуникатора между местными жителями и чиновничьим аппаратом царской России. Советский период принес резкий рост количества русских школ. К 1991 году только 30% детей учились на казахском. И третий этап — современность, когда уже более 60% учеников обучаются на государственном языке. Естественно, сегодня, после почти трех десятилетий с момента развала СССР, русский язык где-то сохраняет доминирующие позиции, а где-то утрачивает былую «монополию». Если в крупных промышленных центрах, в столице и в Алматы русский по-прежнему востребован, то в сельской местности, на юге и юго-западе Казахстана ситуация иная.

 

— Советская языковая идеология «впитала» в себя очень много элементов идеологии Российской империи, основной постулат которой гласил следующее: язык равен европейским, и это язык великой нации. Эти идеологемы не только сохранились, но и активно развивались. Тем не менее в СССР превалировал другой принцип — русский язык равен остальным языкам этносов, проживающих в стране. Действительно, в этот период появились алфавиты, художественная литература, высшее образование на многих национальных языках. Однако русский язык конструировался как символ идентичности советского человека. Была очень жесткая привязка к модернизации — знание русского давало доступ к более высокой культуре и знаниям. В казахстанской академической и политической среде доминирует мнение о сохранении такого ресурса. Русский язык по-прежнему играет роль межэтнического «коммуникатора», — считает Элеонора Сулейменова.

 

По словам ученого, к подобным выводам пришли авторы масштабного исследования, проведенного среди преподавателей русского языка и литературы в Казахстане. В то же время эксперт отмечает важную тенденцию последнего времени, которую можно охарактеризовать, как новую роль «великого и могучего».

 

Переоценка ценности

 

— Основным рефреном опроса учителей стало снижение уровня владения языком. Раньше, несмотря на национальность, для многих преподавателей русский был первым языком. Теперь таких людей стало меньше. Наши респонденты, а это женщины «за пятьдесят», высказывают по этому поводу сожаление. По их мнению, ожидается разрыв языковых компетенций. Также они отмечают утрату престижа — молодежь не идет на эту специальность, она, по сути, превратилась в «седеющую профессию», — подытожила Сулейменова, добавив, что в профессиональной среде произошла переоценка «русского ресурса». Если раньше русский язык рассматривался как некий цивилизационный код, то сегодня в Казахстане все больше и больше уделяют внимание его инструментально-прикладному значению.

 

Эту тенденцию отметили и другие участники конгресса.

 

— Сегодня казахстанцы изучают язык не для того, чтобы читать Достоевского в подлиннике, а для того, чтобы найти более высокооплачиваемую работу. В современном Казахстане доминирующая роль русского языка как проводника мировой науки с «приходом» английского ставится под сомнение. Также респонденты нашего исследования подняли вопрос идентичности — кому принадлежит русский язык? Высказывалось мнение, что необходимо разделить понятия «русскости» и собственно языка. Раньше такого не было. Также среди опрошенных, особенно среди преподавателей-этнических казахов, звучит тема деколонизации, — дала свою оценку декан факультета образования и гуманитарных наук Казахстанского института менеджмента, экономики и прогнозирования Жулдыз Смагулова.

 

Анализ настроений учителей русского языка показал, что за последние тридцать лет произошла глобальная языковая переоценка. Современные казахстанские реалии таковы — полиязычие, когда между русским и английским ставится знак равенства. В условиях глобализации это ценные ресурсы для получения знаний.

 

Авторы исследования обратили внимание на появление такого феномена, как казахстанский русский язык, который несколько отличается от российского «собрата». Это стало одной из особенностей местного языкового репертуара.

 

Главное — не навредить!

 

В политике по поддержке русского языка за пределами Российской Федерации должны учитываться новые реалии социально-лингвистического ландшафта. Нам кажется, что следует отказаться от явно политизированной «защиты прав соотечественников». Вместо этого необходимо стремиться к сохранению ценного языкового ресурса — переходить от идеологии идентификации к инструментальной идеологии.

 

Также нужно пересмотреть подход к выпуску учебной литературы, сделав акцент на культурном многообразии. Мне кажется, что российские вузы должны увеличить квоты для обучения иностранцев по специальности «русский язык и литература». Несмотря на выделение грантов от нашего государства, молодые люди неохотно идут на эту специальность. Словом, для сохранения в странах Содружества Независимых Государств русского языка необходима огромная ресурсная поддержка — такова консолидированная позиция профессора Сулейменовой и декана Смагуловой.

 

Комментируя выступление казахстанских экспертов, руководитель Центра языковой политики и международного образования Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина, кандидат филологических наук Светлана Камышева отметила интересные суждения об «особенностях местного русского языка»:

 

— Все страны СНГ являются многоязычными государствами, где наряду с государственным функционируют официальные языки, языки межнационального общения и родные языки народов, населяющих эти страны. При этом каждая страна имеет уникальную языковую ситуацию, поэтому вырабатывает собственную модель эффективного взаимодействия языков и их функционального распределения. И нам, ученым, конечно, хочется понять, что это за модель, как она работает, обсудить с экспертами проблемы многоязычия.

 

Проректор Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина Михаил Осадчий уверен, что любая политика — языковая, финансовая, социальная — будет успешной, если она базируется на научных данных.

 

— Для того чтобы не провоцировать возникновение конфликтов на ровном месте, необходимо основываться на строгом, объективном анализе ситуации. Это касается и языкового вопроса. В ходе работы конгресса мы получили такие данные, спикеры привели различные цифры. Если подобные показатели будут правильно восприниматься органами власти, то языковая политика, проводимая ими, пойдет на пользу собственным гражданам, — заверил Осадчий.

 

Российский ученый считает, что не стоит беспокоиться по поводу различных подходов к решению языкового вопроса:

 

— Именно для этого и проводятся такие мероприятия. У каждого государства Содружества есть свои успехи и свои неудачи. Мы ищем иные подходы, новые практики, эффективные решения, которые в дальнейшем будем рекомендовать своим правительствам.

 

Оценивая языковую политику Казахстана, профессор назвал ее «довольно успешной».

 

— Ваша языковая политика довольно успешная, поскольку здесь сохранилось сбалансированное двуязычие. А сбалансированное двуязычие — то, что в вашей стране это поняли, то, что вы не потеряли русский язык, хотя многие, наверное, после обретения независимости рекомендовали так сделать. Вы поняли, что это большое достояние, ваше личное будущее и будущее ваших детей и внуков. Существует и другая практика, когда в некоторых странах происходит резкое сжатие образовательного процесса на русском языке, — резюмировал Михаил Осадчий.

 

Отметим, что в ходе конгресса его участники имели возможность сравнивать: в его работе приняли участие 150 ученых, преподавателей и журналистов из Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Таджикистана, Узбекистана, Украины.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie