417.02 505.51 5.59
Источник фото: Voxpopuli.kz

Все мы из того времени, когда деревья были большими

В год 30-летия государственной независимости Республики Казахстан хочется вспомнить, как все начиналось.

 

С тех пор прошло уже 30 лет, а кажется, будто все было только вчера. Время спрессовало события, превратив их в один большой эпизод, где в восприятии, словно отдельные вспышки, предстают мгновения, связанные с судьбоносными решениями в жизни страны.

 

25 октября 1990 года Верховный Совет Казахской ССР 12-го созыва принял декларацию о суверенитете. Из 15 республик бывшего СССР наша страна предпоследней сделала это. Следующими подобную декларацию приняли соседи – кыргызы.

 

Осень 1991 года выдалась беспокойной во всех смыслах. Набирал силу «парад суверенитетов», за которым наблюдали все: кто-то – с надеждой, а кто-то – с тревогой. Забегая вперед, скажу, что правы оказались и первые, и вторые.

 

Заседание в Беловежской пуще оборвало все нити, распад СССР был неизбежен. 16 декабря 1991 года принят Конституционный закон «О государственной независимости Республики Казахстан». С тех пор 16 декабря мы отмечаем День независимости Республики Казахстан.

В этих заметках, которые кому-то могут показаться субъективными, мне хочется вспомнить людей, которые с энтузиастом воспринял независимость страны и, засучив рукава, взялись за создание нового государства на обломках старого. И в том, что многое получилось совсем не так, как задумывалось, нет их вины.

 

Первым в ряду этих людей можно назвать имя Марата Оспанова. Выпускник знаменитого Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова (кстати, само название института говорит о том, что в СССР умели ценить заслуги людей, даже если они идейно расходились с руководством страны), Марат Турдыбекович был заметной фигурой в Верховном Совете 12-го созыва. Внешность, голос, тон – все это невольно привлекало к нему внимание. Но больше цепляли его слова, которые осенью 1990 года казались святотатством. Марат Турдыбекович, будучи экономистом, хорошо знакомым с трудами Маркса, предсказывал распад СССР. Так оно и случилось.

 

Лично меня с Маратом Оспановым познакомила Татьяна Квятковская, с которой мы в ту пору вместе работали в «Казахстанской правде». Татьяна Григорьевна занимала пост руководителя отдела, освещавшего деятельность Верховного Совета. Она порекомендовала мне познакомиться с рядом депутатов и взять у них интервью.

 

Среди депутатов были и мои земляки-карагандинцы. Сын Александра Федоровича Христенко (дяди Саши) учился со мной в параллельном классе. Ермухамета Ертысбаева я знала по передачам молодежной студии областного телевидения, в которых мне когда-то довелось участвовать. А с Мухтаром Тиникеевым мы даже вместе баллотировались от комсомола страны в кандидаты в депутаты Верховного Совета 12-го созыва. Скажу сразу, что все мои земляки весьма достойно проявили себя в Верховном Совете.

 

Вообще Верховный Совет 12-го созыва собрал ярких личностей, имеющих четкую гражданскую позицию. Назову имена только некоторых из них: Газиз Алдамжаров, Танирберген Тохтаров, Петр Своик, Марат Оспанов, Ермухамет Ертысбаев, Александр Перегрин, Виктор Розе, Виталий Воронов, Владимир Чернышев, Мурат Раев и, конечно, Серикболсын Абдильдин. Каждый из них внес весомый вклад в разработку новых законов, позволивших заложить фундамент суверенного Казахстана. Жаль, что об этом сегодня мало кто вспоминает, даже они сами. Обидно еще и потому, что знание истории и ее фактов не только обогащает жизнь, но и позволяет понимать ход событий сегодняшних.

 

Но вернусь к Марату Оспанову. Тогда, осенью 1990 года, Марат Турдыбекович во время интервью рассказал мне о собственном видении будущего. В частности, он говорил о том, что республики приобретут большую самостоятельность, а из Конституции СССР исчезнет фраза о направляющей силе КПСС. В октябре 1990 года такие слова казались посягательством на государственность страны, поэтому вполне закономерно, что редактор отдела партийной жизни «Казахстанской правды» Леонид Вайдман не пропускал это интервью в печать. Пришлось идти к главному редактору. Федор Федорович Игнатов, вникнув в суть дела, разрешил печатать интервью. Оно вышло накануне Нового года. Помню рассказ Марата Турдыбековича о том, как на вокзале он купил номер «Казахстанской правды» и увидел в нем свое интервью В вагоне поезда, увозившего его на каникулы в родной Актюбинск, ему хотелось бегать и кричать: «Смотрите! Это я! Это мое интервью!»

 

Эта публикация на страницах республиканского издания стала первой для Марата Оспанова и знаковой для меня, что объединило нас и позволило впоследствии стать добрыми друзьями. Марат Турдыбекович даже разрешил мне обращаться к нему на «ты», хотя был старше – и по возрасту, и по жизненному опыту, да и наши социальные статусы довольно ощутимо разнились. Но для него тогда все эти условности не имели никакого значения. Дружили мы вплоть до ухода его из жизни.

Сегодня мне порой так не хватает Марата Оспанова с его интуицией и знаниями. И не только мне – его опыт мог бы пригодиться стране, особенно сейчас, когда мы пытаемся провести реформы в экономике и социально-политической сфере.

 

В 90-х было много талантливых людей, оказавших заметное влияние на дальнейшее жизнеустройство нашего общества.

Я уже писала, что многие моменты из прошлого воспринимаются как некие всполохи. Во многом это связано с нахождением в парламенте и правительстве ярких людей, которых невозможно забыть.

 

В первые годы суверенитета вокруг царила атмосфера свободы слова и надежды на светлое будущее. Даже «Казахстанская правда» и «Егемен Казахстан» были иными, чем, скажем, сегодня. Несмотря на появление частных СМИ, эти две главные государственные газеты оставались в центре внимания. Достаточно сказать, что тираж «Егемен Казахстан» в то время был одним из самых больших, а возглавлял газету Шерхан Муртаза. Во многом это происходило из-за того, что изданиям удавалось отражать реалии времени, они полностью соответствовали запросам читателей. Ныне и издания уже не те, и реалии иные.

 

Но тогда одной из примет времени стало привлечение на государственную службу молодых людей из бизнеса, науки, журналистики. Могу ошибаться, но, кажется, первым идею об их привлечении во власть подал Тулеген Жукеев, бывший советником главы государства. Помню, что в своем небольшом кабинете в администрации президента страны Тулеген Тлекович часами беседовал с нами, пытаясь узнать, кого именно можно привлечь на госслужбу. И даже попросил составить списки таких людей. В числе других журналистов, с кем в ту пору дружил Тулеген Тлекович, такой список составляла и я. Позже оказалось, что почти во всех списках были две фамилии – Нурбулата Масанова и Алтынбека Сарсенбаева. Но в моем персональном списке присутствовал еще и Марат Тажин. Надо ли говорить, что вскоре и Тажин, и Сарсенбаев были приглашены на работу в аппарат главы государства?

 

С Нурбулатом Масановым все было сложнее. Куда-то он сам отказался пойти, а куда-то его, уже известного не только в Казахстане ученого, побоялись звать из-за широты его взглядов.

 

Ярким и во много эффективным оказался состав правительства Акежана Кажегельдина. Да, с высоты сегодняшних дней можно и, наверное, нужно ругать, критиковать за приватизацию и даже за Конституцию (Акежан Магжанович оказался одним из тех, кто предлагал урезать полномочия парламента и сконцентрировать всю власть в президентских руках). Однако есть одно но: легко рассуждать спустя 30 лет, имея за плечами опыт ошибок и испытаний, а тогда многое приходилось создавать с нуля. В такой ситуации любой мог ошибиться.

 

А одним из самых ярких и значимых членов правительства стал Нагашыбай Шайкенов. Многие бизнесмены сегодня и не подозревают, какой вклад внес Нагашыбай Амангалеевич в то, чтобы в стране начало развиваться предпринимательство. Он вместе с академиком Майданом Сулейменовым и Юрием Басиным буквально боролись за каждую строчку в Гражданском кодексе РК – том самом, который стал основой многих законодательных актов в стране. А ведь такие вещи нужно знать хотя бы для того, чтобы воздать должное людям, ставшим первопроходцами в созидании суверенитета Казахстана. Да-да, они были именно созидателями, а не разрушителями, как пытаются нас убедить сейчас некоторые критики действующего режима. При этом большинство критикующих даже не помнят события первых лет суверенитета и не знают, как все происходило на самом деле.

 

Если сравнивать нынешних чиновников с их коллегами из 90-х, то сравнение окажется явно не в пользу первых. С именами чиновников в наши дни больше связаны коррупционные правонарушения или отписки на запросы журналистов. Чиновники из 90-х в основном занимались строительством основ суверенного государства. Конечно, и в те времена бывали случаи мздоимства, но не такие массовые.

 

А еще тогда царила атмосфера открытости. Тон задавал сам глава государства. Нурсултан Назарбаев не только проводил пресс-конференции, но и брал с собой в поездки по стране представителей СМИ, во время которых открыто говорил с ними о многом. Правительство Кажегельдина тоже было открыто для СМИ, а его пресс-секретарь Амиржан Косанов был и остается одним из лучших пресс-секретарей Казахстана. Кстати, «прямые линии с президентом» первым на просторах СНГ начал проводить Нурсултан Назарбаев, и гораздо позже этот инструмент общения с народом взял на вооружение Владимир Путин.

 

О парламенте и говорить не приходится. Вообще, на мой взгляд, до переезда в новую столицу парламент был местом, где царила особая атмосфера демократии и гласности. Да и в новой столице примерно до 2005 года он продолжал оставаться таковым.

 

Может показаться, что я рисую какую-то идиллическую картинку: мол, тогда и небо было голубым, и деревья большими. Но многие коллеги, освещавшие в 90-х и нулевых деятельность главы государства, парламента и правительства, говорят то же самое. Значит, так и было. И очень жаль, что та атмосфера созидания и даже доверия сегодня куда-то испарилась. 

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie