429.68 488.16 5.92

Я предложил альтернативу мракобесию — переводчик Корана

Для противостояния деструктивным течениям необходима новая доктрина.

 

Как бороться с деструктивными религиозными течениями? Нужно ли религиозное просвещение населения? На эти вопросы отвечает религиовед, переводчик Корана на русский язык Серик Рысжанов.

 

– Два года назад вы представили свой перевод Корана на русский язык. Однако об этом мало говорят, более того, стараются сделать вид, что нет такого перевода. С чем это связано?

 

– Действительно, я перевел Коран на русский язык. Хотя на русский язык переводов достаточно, но все они опираются на древние воззрения и интерпретации. Да и на рынке не было авторов из Казахстана и, уж тем более, казахов. Учитывая опыт предыдущих переводов, я решил перевести Коран без опоры на все виды комментариев и разъяснений. Отмечу, в моем переводе нет ни одного арабизма, ведь арабская калька слов априори отчуждает и ограничивает людей по вероубеждению. К примеру, для тех, кто вырос или относит себя к христианской традиции, слово «Аллах» воспринимается как чуждый элемент, хотя это просто арабское название слова «Бог». Те же арабы-христиане его используют без проблем. Многие привычные слова я перефразировал, согласно оригиналу. К примеру, слово «ангел» я перевел как «управленец». А слово «религия» у меня обозначается как «долг, обязанность». Теперь сравните традиционный перевод 3-й суры, 19-го аята, допустим, Кулиева, с моим. Вот перевод Кулиева: «Воистину, религией у Аллаха является ислам», а вот мой: «Поистине, обязанностью перед Богом является смирение». Думаю, разница в смыслах довольна очевидна.

 

Согласно традиционному переводу, только религия ислам предпочтительна Богу, а, значит, все остальные идут в ад. Но если понимать так, как реально написано в оригинале, то речь идет совсем о другом, а именно о состоянии души, о делах. Это согласуется с тем, что о представителях иудаизма и христианства в Коране сказано много положительного. Такой подход к переводу выбивает основу абсолютно у всех исламских течений, в том числе у радикалов, а также не дает почву для межрелигиозной нетерпимости. Думаю, никому, в том числе и ДУМК, невыгодно поэтому упоминать мой перевод.

 

Должен быть выбор

 

– Вы утверждаете, что у людей должна быть альтернатива в изучении Корана. Что имеется в виду?

 

– На русском языке существуют, как минимум, 15 видов переводов Корана. Многие из них пропагандируются на информационных ресурсах в интернете, в том числе, в социальных сетях. Надо признать, что с каждым годом все больше и больше людей начинают практиковать ислам согласно выбранному направлению. Взаимными обвинениями в неверии (куфре), в нарушении того или иного положения шариата и т.п. переполнены различные мусульманские ресурсы и соцсети. Только за счет жесткой работы спецслужб активисты радикальных ячеек арестованы и посажены в тюрьму. Но многие из этих ячеек сейчас перешли в спящий режим. Стоит ослабить контроль, поверьте мне, хлынет масса мракобесных идей в общество. Люди в первом порыве искренне могут, не разобравшись, соблазниться деструктивными идеями. Конечно, вера – дело добровольное, но у людей должен быть выбор и выбор должен быть широким. Вот как альтернативу всему этому мракобесию я и предложил свой перевод.

 

– Еще вы говорили о том, что «Коран себя поясняет». Как это понимать?

 

– Мой перевод основан на понимании Корана Кораном. В одном месте Корана некий смысл дан тезисно, но в другом месте он развернут. Чтобы понимать так, как предписал Бог, а не так, как интерпретировали люди, нам просто нужно выписать все отрывки по одной теме и проанализировать их в единой канве. И тогда не станет необходимости спрашивать у «жрецов» разъяснения. Более того, если мы, таким образом, будем разбирать все темы, сформируется единая картина, где все темы будут перекликаться в единой логике. Когда у человека сформирована единая картина, его трудно соблазнить мракобесными воззрениями и деструктивными идеями. Коран – ясная и понятная книга для любого человека. Примером являюсь я – среднестатистический гражданин Казахстана, у меня только среднее образование, но я смог самостоятельно разобраться в Коране и изучить коранический арабский язык. Убежден, так же, как и я, любой человек тоже сможет во всем разобраться самостоятельно, при этом не ссылаясь ни на кого, тем более на меня. Если верующие научатся думать самостоятельно, анализировать, задавать вопросы и искать ответы в тексте, то места мракобесию просто не останется, как не будет возможности у радикалов и экстремистов найти зацепки для вербовки в свои ряды.

 

Обучать служителей культа

 

– Сегодня все чаще начинают говорить о религиозном образовании самих служителей культа. В частности, многие религиоведы обращают внимание на содержание проповедей в мечетях, церквях и отмечают, что оно далеко не всегда соответствует тому, о чем сказано в Коране или Библии. Насколько такие утверждения верны?

 

– Это – очевидный факт. Современные священнослужители являются наследниками и продолжателями раннесредневекового мировоззрения. Тот факт, что мусульманские «жрецы» причисляют себя к определенному направлению, сформировавшемуся более тысячи лет, уже дает объяснение того, что они не соответствуют современности, что они дают старую интерпретацию Корана и Библии. Так, наш ДУМК относит себя к мазхабу Абу Ханифа и к вероубеждению Матруди, а иудо-христианские «жрецы» свое происхождение связывают с определенной личностью или доктриной давно минувших дней.

 

Исследуя Коран и Библию в течение 25 лет, я убедился, что именно люди в каждом поколении пытаются «подтянуть» божественную истину под свои воззрения. В этом смысле абсолютно все религиозные образования не соответствуют ни текстам главных книг, ни современным реалиям. Я – сторонник обсуждений, с использованием науки и беспристрастного анализа текстов. Более того, только через науку и открытое обсуждение нам глубже и яснее открываются божественные смыслы писаний, именно поэтому необходимо светское образование вместо религиозного, с упором на фундаментальные науки, включая философию и историю. Современное религиозное образование не только не отвечает духу времени, но и не позволяет противодействовать экстремизму и радикализму, ведь основа у них едина, а различие лишь в методах достижения поставленных целей, большинство которых вообще не отражены ни в Коране, ни в Библии. Думаете, почему появляются секты? Потому что развивается социальная, политическая, экономическая и техническая среды, а, значит, и методы достижения тех же самых целей меняются, отсюда и появляются разного рода секты.

 

– А почему так происходит? Из-за плохого знания текста самого Корана? Или есть что-то другое?

 

– Все упирается в религиозные доктрины, которые были разработаны в период внутри- и межрелигиозной борьбы за власть. Это касается всех религий. Со стороны психологии мы знаем, что наиболее поддающиеся манипулированию «мозги» — это фанатики, а любое религиозное и конфессиональное учение направлено именно на эту сторону мышления. Отсюда и источник противостояния между наукой и религией. Конечно, не все так идеально и в науке, но, как минимум, в науке нет запретных тем, нет места мракобесию. Ведь наука как раз и развивается посредством закона «отрицание отрицания». Если бы религии взяли на вооружение такой же метод, то и места полуграмотным «жрецам» не стало, а возможности радикализма и экстремизма многократно уменьшились бы. Религиозное мышление довольно ограничено и воспринимает божественные тексты только через аксиомы старых доктрин. Что интересно, сами «духовники» прекрасно знают о противоречиях их учений с текстом, с наукой, с разумом и логикой, но упорно продолжают отстаивать свое. Современным «жрецам» невыгодна открытость и любой вид реформы, ведь любая религия – бизнес-проект, а бизнес нуждается в прибыли. Кто добровольно понесет деньги и имущество мракобесам? Только узко, фанатично думающие, либо не желающие вообще думать на эту тему люди, а, значит, «жрецам» необходимо поддерживать старую систему вероубеждения.

 

Пересмотреть приоритеты

 

– Сегодня, когда к власти в Афганистане пришли талибы, религиозное просвещение граждан становится все более актуальным из-за опасений рекрутирования в ряды боевиков. Как можно создать заслон проникновению чуждых казахам взглядов в нашу страну?

 

– Невозможно поставить заслон против любой идеологии, если только не поставить «железный занавес», тем более сейчас, в эпоху цифровых технологий. Я думаю, мы не хотим возврата во времена СССР или к системе жизни, как в Северной Корее. С любой идеологией, доктриной и учением можно бороться только своим «продуктом». Я написал более 160 статей по темам Корана и в тезисах представил концепцию национальной идеи. Вот если бы собрать специалистов Казахстана, думающих прогрессивно, и обсудить в дискуссионном формате религиозное состояние в стране, рассмотреть пути выхода из сложившейся ситуации. Тогда мы могли бы в краткое время разработать свою собственную идеологию, которая позволит народу Казахстана ясно, четко видеть и понимать, где манипуляция и ложь, а где правда. Одно я знаю точно, без участия государства, без заинтересованности государства все потуги противостоять радикалам не получится. Государство должно задуматься, почему все предпринятые усилия не дают должного результата? Может, стоит пересмотреть приоритеты?

 

– А что именно может предпринять государство?

 

– Государство должно руководствоваться Конституцией и законами в отношении религиозных организаций. Нужно убрать преамбулу к закону о религиях и не относиться приоритетно ни к одной религии и конфессии. Мы видим встречи муфтия и митрополита с президентом, их участие в собрании исполнительной и законодательной властей при послании президента к народу Казахстана и т.д. Но по закону, что ДУМК, что КПЦ являются обычными религиозными объединениями. Почему государство уделяет им такое внимание? Конечно же, понятно почему, но ведь это не выход из положения. Пока государство будет тратить внимание не на эффективность, а на некую традицию и угоду соседям, то прецеденты вовлечения верующих Казахстана в опасные секты не прекратятся. Это первое.

 

Второе, есть комитет по делам религий в министерстве информации и общественного развития, работает управление по делам религий при акимате Алматы. При этом управлении создан Центр консультации и реабилитации. Такие центры необходимо создать во всех областях страны. Эти центры могут и должны стать точкой соприкосновения представителей конфессий, общественников, теологов. Семинары, круглые столы, встречи, телепрограммы, газетные публикации – то, что мы можем совместно осуществлять. Но главное - чтобы быть эффективным в этой сфере, государство должно помочь в организации круглого стола не ангажированных специалистов и общественных деятелей, чтобы мы смогли предложить, как минимум, реформу в религиозном направлении, как максимум, мы бы смогли разработать концепцию, охватывающую все стороны жизни граждан Казахстана.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie