419.66 500.44 5.62

Жду заявления от ДУМК по «Талибану» – Турарбек Кусаинов

Нужно ли религиозное образование и просвещение сегодня в светском государстве?

 

На этот и другие вопросы отвечает председатель общественного объединения «Демос» Турарбек Кусаинов.

 

– Считается, что основополагающим документом, регулирующим вопросы религиозного образования, является Концепция развития религиозного (духовного) образования на 2015-2020 годы. Эту концепцию разработало ДУМК. Насколько, на ваш взгляд, учитываются в этом документе реалии времени, и не настала ли пора менять его?

 

– Дело в том, что эта концепция затрагивает сугубо ханафитское религиозное образование, поэтому о том, нужно ли что-то менять ДУМК в своем «внутреннем уставе», говорить сложно. Но следует отметить, что государство должно разработать свои некие общие стандарты и требования для религиозного образования в принципе, будь то православные семинарии или медресе, и прочее. Государство должно требовать введения неких общих светских дисциплин как стандарт для всех религиозных учебных заведений.

 

– В настоящее время жители нашей страны могут получить религиозное образование в девяти медресе и шести университетах. Речь идет о подготовке духовных лиц в соответствии с традиционным исламом, который принят в Казахстане. Однако могут ли эти люди противостоять тем течениям, которые за последние десятилетия появились в мире и все больше проникают к нам?

 

– Здесь стоит отметить, что студенты и учащиеся религиозных учебных заведений обучаются лишь как адепты, познающие глубже свою конфессию. Перед всеми ними не стоит цель противостоять кому-либо. На борьбу с деструктивными религиозными течениями (ДРТ) после окончания уходят те, кто хочет видеть себя в данной стезе. Из-за специфики самой идеологии и низкого качества образования, которое формирует узкое мышление, у выпускников слабо получается противостоять ДРТ.

 

– И как тогда быть? Существует республиканский исламский институт повышения квалификации. Эффективна ли его деятельность? Можем ли мы говорить о том, что в республике работают имамы, которые могут самым деятельным образом противостоять ваххабитам и иным течениям в исламе? Соответствует ли уровень их подготовки тому, чтобы противодействовать экстремистским проявлениям?

 

– Если говорить об эффективности противодействии деструктивным религиозным течениям и экстремистским проявлениям, то невооруженным глазом видно, что эффективность борьбы с ними со стороны имамов низкая. Здесь имеет место быть то, что ханафизм и ваххабизм являются двумя течениями внутри одной конфессии – суннизма, и у тех, и у других одни и те же Священные сборники хадисов (Предание), которые используются в качестве экзегезы Корана. У них порой лишь разная интерпретация этого источника, но порой их интерпретация схожа, что показывает опыт «Талибан» (экстремистская организация, запрещенная в Казахстане). В этом плане их борьба схожа на борьбу нанайских мальчиков.

 

– Спустя столетие актуальными остаются слова Чокана Валиханова о том, что «мусульманство пока не въелось в нашу плоть и кровь. Оно грозит нам разъединением народа в будущем». Как и что сделать, чтобы этот вывод великого ученого не оказался пророческим?

 

– Скорее всего дело в том, что во время Чокана Валиханова казахи массово не разбирались в тонкостях своей религии и конфессии, и в принципе не соблюдали всех ее канонов – были более свободными от догматического мышления. И, видимо, Чокан Валиханов предвидел, что массовое распространение догматического мракобесия может вызвать ответную реакцию у большинства населения, что и могло вызвать в конечном итоге разъединение общества.

 

– Вы упомянули о «Талибане». В свете того, что сейчас происходит в Афганистане, тема талибов становится для нас все более острой вследствие тех причин, о которых сказали вы – принадлежности к одному мазхабу. И есть опасность, что движение «Талибан» сможет рекрутировать сторонников из числа мусульман нашей страны. Что делать в этой ситуации для предотвращения подобного?

 

–  В первую очередь, как мне видится, Верховному муфтию Духовного управления мусульман Казахстана Наурызбаю Отпенову следует сделать обращение касательно богословской и религиозно-политической позиции организации «Талибан», признанной в мире террористической. Потому что, хочу особо подчеркнуть, экстремистская организация «Талибан» в религиозных ритуалах (в фикхе) придерживается ханафитского мазхаба, а в вероубеждении (акида) – матурудитского суфийского направления.

 

А в уставе муфтията, утвержденного министерством юстиции, написано, что ханафитский мазхаб и матурудитская акида является традиционным религиозным течением для мусульман Казахстана.

 

В законе РК «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» от 11 октября 2011 года указано следующее: «Настоящий закон… признает историческую роль ислама ханафитского направления и православного христианства в развитии культуры и духовной жизни народа».

 

У меня есть большие сомнения относительно того, что при принятии данного закона обращали внимание на мнение светской части казахского народа.

 

Иначе как у такого мазхаба, которого придерживаются такие террористические организации как «Талибан», может быть «историческая роль в развитии культуры и духовной жизни народа»?

 

В действительности же, история свидетельствует, что национальная культура и духовное наследие наших предков основано не на суннитско-шиитской коллективной религии, и не на ханафитском мазхабе, а на мировоззрении, основанном на вере в единого Тенгри-творца.

 

Поэтому жду в скором времени от официального муфтията срочного заявления и обращения по поводу организации «Талибан», которая взяла себе религиозной идеологией суфизм в ханафитском направлении и представляет собой опасность для мирового сообщества, в частности, для Центральной Азии и Казахстана.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie