429.37 504.34 5.55

Желтая карточка: итоги митинга Мамая в Алматы

Согласованный митинг активистов незарегистрированной Демократической партии Казахстана, который состоялся накануне в Алматы, имеет лишь одну политическую ценность – он стал первым, проходившим по новому законодательству.

 

Еще один примечательный факт, который удалось зафиксировать в связи с акцией Жанболата Мамая – это фактически окончательное превращение сторонников Мухтара Аблязова в подобие секты.

 

Содержательная часть акции – требования кредитной амнистии, запрет на продажу земли иностранцам, протест против китайской экспансии и освобождение политических заключенных, к которым активисты ДПК причисляют общественного деятеля Макса Бокаева и поэта Арона Атабека.

 

Организаторы митинга при подаче уведомления в акимат заявили количество участников в тысячу человек. Чтобы разогреть публику в самом начале, Жанболат Мамай рассказал о требованиях, которые им предъявили в городской администрации – если количество людей будет превышать заявленное, акцию отменят. Оратор возмутился этим и другими условиями, заявив, что ни у кого они разрешения спрашивать не должны. Он также обратил внимание на заборы, которыми оградили участок улицы Шевченко, где проходил митинг. Это, по словам Мамая, свидетельство отсутствия демократии и свободы в Казахстане.

 

На самом деле заборы препятствовали дорожному движению по Шевченко, поскольку активисты выбрали в качестве места для митинга подножие памятника Шокану Уалиханову, стоящему прямо у проезжей части. Медицинские работники к тому же успевали проверять температуру приходящим на митинг гражданам.

 

Что же до тысячи участников, то даже по самым смелым оценкам – самого Мамая – их было не больше пятисот. Журналисты насчитали 200 человек.

 

Требования кредитной амнистии – это давний популистский конек Мамая, и на митинге он развернулся вовсю. Перечислил развитые страны, которые помогли деньгами своим гражданам, упрекнул власти Казахстана, что они «подкармливают» олигархов, а своему народу кредиты простить не могут. Вместо четкого объяснения, как он себе представляет это массовое прощение долгов, заявил, что «экономически это возможно». Причем, судя по репликам участников, они преимущественно пришли требовать именно этого, да и «сто тысяч писем в Администрацию президента» с аналогичной просьбой тоже не святой дух написал.

 

И можно быть уверенными – большинство, если амнистия вдруг состоится (спойлер: на самом деле, нет), сразу же пойдет в банки за новой порцией кредитов.

 

Сетевые последователи ДВК (запрещенной в Казахстане организации, – прим. Spik.kz) и Мухтара Аблязова акцию Мамая начали обличать как провластную едва ли ни с первой минуты, как узнали о ней. В день самой акции градус обличений зашкаливал, участников называли «продажными нурботами», хотя, судя по видеорепортажам, на призывы Мамая, как и прежде, отзывается преимущественно старшее поколение.

 

Закончился митинг на час раньше заявленного срока. Наблюдавший за происходящим из ситуационного пресс-центра заместитель руководителя управления общественного развития Айдара Есенбекова подвел итог первому опыту протеста по новым правилам. Мамай и его команда получили официальное предупреждение.

 

«Организаторов изначально предупредили о том, что надо соблюдать социальную дистанцию и то, что они не должны отклоняться от заданной тематики. Некоторые моменты были, которые они нарушили. Они отклонились от темы, потом были плакаты, которые не соответствовали тематике, и они не соблюдали социальную дистанцию. Мы им сделали официальное предупреждение. Мы думали, что организаторы возьмут на себя ответственность и обеспечат соблюдение всех требований», — сказал Айдар Есенбеков.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости
Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie