Звучал Булат, Гульжан визжала

Цели партии Абилова: популизм, политическое паразитирование и эксплуатация мертвецов.

 

Бывший карагандинский денди и живое олицетворение эпохи ширпотреба, старотюрок и олдстер-сюрприз официально вернулся в большую политику. Вооруженный новыми технологиями и старыми идеями Бутя начинает последний поход за кольцом Всевластья. Вместе с ним его соратники: убеленные сединами ворчливые гномы, проснувшиеся хоббиты и верные медиа-куртизанки, одряхлевшие за время вынужденного простоя, но радостно шамкающие лозунги новой революции с пыльных телег тронувшегося войскового обоза.

 

Январские события стали гласом Архангела и Божьей трубой для кажется почившей оппозиции эпохи нулевых годов — и мертвые воскресли. Раньше всех оживилась Гульжан Ергалиева с новым проектом EL MEDIA, который по старинке надеется раскрутить и толкнуть незрячим прохиндеям из власти за несколько килограммов долларов юэсэй, как когда-то «Свободу слова». Эпатажная мадам, все последние годы время от времени забавлявшая непритязательную публику Facebook безумными ночными постами, надо сказать, хорошо сохранилась и находится в отличной форме. Тот же напор и нежелание слушать альтернативную точку зрения, вопросы, требующие только лишь утверждения и не предполагающие ответа собеседника – создается впечатление, что говорящую Ергалиеву вынули из 2005 года и вставили в 2022, а она при этом даже не прервалась на то, чтобы попить воды. Она уже даже перестала стареть, но упорно лезет на баррикады.

 

Когда спустя некоторое время после открытия канала EL MEDIA чертовка Гульжан прилюдно в Facebook поругала своего давнего приятеля Абилова, стало понятно, что это проморолик к эффектному павлиньему выходу румяного не по годам Бути на сцену политического инклюзивного театра. Создалось впечатление, что эта ссора была явно режиссирована по пыльным лекалам Хамитовны, вроде ее якобы раздевания на проморолике одного из похороненных ранее медиапроектов.

 

Неудивительно, что спустя какое-то время Абилов был приглашен на один из эфиров EL MEDIA в качестве очередного эксперта. Стало понятно, что он будет создавать очередную партию, и Ергалиева, как минимум, будет заниматься ее медиапродвижением.

 

Нужно сказать, что к Буте также примкнула молодежь, в основном из числа проплаченных Западом «ояновцев». Судьбе их не позавидуешь. К сожалению, тернистый путь Булата Мукишевича усеян распятыми соратниками – кто-то из них гниет в тюрьме, кто-то был убит, кто-то покинул страну. Только имеющие гарантии в соответствующих курирующих структурах имели неприкосновенность за предательство идеалов демократии и отречение от врагов народа – пусть и непубличное.

 

Скажем, лет 15 назад Абилов также взял под свое крыло перспективного молодого политика, смышленого и активного пысыка Жанболата Мамая, который все эти годы формально оппонировал власти, вырос в самостоятельную, но, как оказалось, дутую фигуру. Сначала Мамай получил по голове во время январских событий, а потом во время поездки в бастующие западные регионы «отоварился» еще и от местных жителей. Таким образом, ядро мамаевских сторонников — несколько десятков молодых ребят из Алматы. Сейчас Жанболату светит реальный срок за распространение заведомо ложной информации и оскорбление сил правопорядка, но интересно совсем другое. Почему Мамай, критикуя власти, порой довольно жестко, часто нарушая законодательство, ни разу не отсидел за 15 лет? Все просто — он имел конкретные связи с прошлым режимом, но, когда руководство спецслужб и политическая конъюнктура сменилась, он сразу же загремел на нары. Просто не понимал, как вести себя легитимно без надежной «крыши» над головой…

 

Кстати, это вполне в духе его старших товарищей — Абилов, Ергалиева, Жандосов всегда имели тесные связи с людьми из власти и спецслужб, это известно всем, кто мало-мальски интересуется политикой. И на репрессии они нарываются ровно тогда, когда перестают играть по правилам. Вспомните хотя бы последний до EL MEDIA проект Ергалиевой – журнал «Adam bol», который закрылся ввиду 50-миллионного штрафа, который впаял суд за то, что редакция оболгала высокопоставленного офицера КНБ. Понятное дело, что Ергалиева легко могла выплатить эти несчастные копейки (учитывая, что она продала за несколько лет до этого «Свободу слова» за 10 млн «зеленых» и запросто могла занять лям-другой Жакияновым под бутылочку крепленного). Правда, протрезвев через несколько лет, вспомнила о «кровных» и начала с четой судиться – но это уже другая всем известная история. Так вот, журнал закрыли — но не из-за неподъемности суммы, а из-за того, что Ергалиева стала неуправляемой в своей безумной жажде хайпа.

 

Или, скажем, Абилов, в гостях у Ерлана Нигматулина в окружении других карагандинских агашек тоже далеко не неожиданность. Более того, ходят упорные слухи, что карагандинские близнецы «зарядили» его на реанимирование своей политической карьеры.

 

Таким образом, только цинизм, прагматизм и отсутствие жалости к соратникам есть гарантия долгой карьеры в оппозиции. Думается, ояновцы – это тот же расходный материал для политических и экономических целей своих более старших и опытных товарищей, для которых вовремя сдать – это зрить в корень.

 

На фоне понимания того, что из себя представляют ходячие мертвецы от оппозиции, программа будущей партии Абилова выглядит вполне логично. В середине нулевых, в эпоху становления «Ак жола» рядом с Бутей были действительно интеллектуальные люди, опытные и харизматичные. У него была роль рубахи-парня, оратора и шутника, но в целом у партии была серьезная и актуальная программа. Сейчас он остался один, и вся партия есть не что иное как говорильня для картавых.

 

Цели партии столь же популистские, что и любое публичное выступление Абилова. В брендбуке прописаны главные цели его партии: ликвидировать фонд «Самрук-Казына», отказаться от членства в ЕАЭС, вместо членства в ОДКБ вступить в союз с тюркскими странами, расследовать трагедии Голодомора 30-х годов, Декабрьские события 86-го года, события Кровавого января, политические убийства Заманбека Нуркадилова и Алтынбека Сарсенбаева. В общем, тряслась земля, как наши груди, смешались в кучу кони, люди, и залпы тысячи орудий слились в протяжный вой. Кроме того, еще одно коренное преобразование, которое планирует Бутя — переименовать столицу и даже страну. Все, и желательно сразу.

 

Общественность приняла новый приход Бути с большой долей скепсиса. Известный журналист-расследователь Михаил Козачков в кои-то веки написал пост о политике, где высказался о целях новорожденной партии. «Придумайте уже что-нибудь свое», — отметил он. Другие стали пенять Абилову, что он девять лет ел мясо с Нигматулиными и делал вид, что починяет примус, а тут захотел на чужой телеге заехать в Жана Казахстан.

 

Впрочем, наличие даже карикатурных и шаржированных фигур на политическом поле страны – это хорошо, ну, по крайней мере, весело. Будем надеяться, что запала Бути хватит на хорошую партийную работу и он придумает что-нибудь поинтересней паразитирования на чужом труде и эксплуатации мертвецов. Когда-то соратнице Абилова Ергалиевой вменяли в вину, что она трясет прахом покойного отца, пытаясь выбить прощение за опубликованную в журнале клевету. То есть, фишка опробованная, «играющая».

 

Праху трагически погибших и убитых казахов – приготовиться.

Комментарии (0)

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Похожие новости

Новости партнеров

Подпишитесь на нас, чтобы получать интересные новости!

Наш сайт использует файлы cookie. Узнайте больше об использовании файлов cookie: политика файлов cookie