АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

Ермурат Бапи и Тимур Кулибаев: ай, Моська, знать, она сильна, что лает на слона?

Ермурат Бапи и Тимур Кулибаев: ай, Моська, знать, она сильна, что лает на слона?

25.01.2024, автор Женис Байхожа.

RU KZ EN
Ермурат Бапи, оппозиционер с внушительным стажем, после избрания в парламент всего себя без остатка посвятил борьбе со «Старым Казахстаном». Но этот благородный порыв то и дело заносит его не в ту сторону. Особенно когда он обращается к материям, о которых имеет весьма поверхностное представление.

Депутат хочет навлечь санкции на Казахстан?

На прошлой неделе мажилисмен обратился к премьер-министру с запросом, который сам же, предваряя своё выступление, сформулировал так: «Тимур Кулибаев и спорт». По его словам, именно после того, как олигарх и зять первого президента страны возглавил Национальный олимпийский комитет, результаты казахстанских атлетов резко пошли на спад. В этой связи Бапи призвал главу правительства провести ревизию в руководящих органах НОК и укомплектовать их молодыми представителями «Нового Казахстана».

Либо депутат не в курсе, что НОК является общественной организацией, в дела которой госорганы не вправе вмешиваться, либо он в данном случае готов наплевать на закон и демократические процедуры, ярым сторонником которых обычно себя позиционирует. А ещё он, видимо, даже не подозревает, что такое вмешательство может привести к серьёзным последствиям – вплоть до введения санкций, поскольку Международный олимпийский комитет (МОК) подобного не потерпит.


В пункте 9 статьи 28 Олимпийской хартии говорится, что «исполком МОК может принять решения по защите олимпийского движения в стране какого-либо НОК, включая временное исключение такого НОК или лишение его своего признания, если конституция, правовые положения или порядки, действующие в данной стране, или акции со стороны правительственных или иных учреждений препятствуют деятельности НОК или выражению его воли». А в пункте 4 статьи 29 записано: «Правительства или иные общественные организации не могут назначать членов НОК».

Исходя из этого, Международный олимпийский комитет в лице его исполкома в конце 2012-го приостановил членство Индии в своих рядах и отстранил индийских спортсменов от участия во всех соревнованиях как раз за то, что правительство страны пыталось оказать влияние на выборы руководства местного НОК. И это далеко не единственный случай такого рода. Неужели Бапи хочет аналогичного наказания применительно уже к Казахстану?

И потом, от общественной организации, возглавляемой Кулибаевым, результаты наших атлетов мало зависят – если не сказать, что вовсе не зависят. Её роль сводится больше к представительским (она представляет Казахстан в Международном олимпийском комитете), координирующим и техническим функциям. А отвечает за спорт высших достижений у нас, в отличие от целого ряда других стран, профильное министерство. Да, был четырёхлетний период, с начала 2018-го до начала 2022-го, когда эта ответственность вместе с правом распоряжаться финансовыми ресурсами, выделяемыми из республиканского бюджета на подготовку и участие казахстанцев в международных соревнованиях, перешла к НОК. Однако два года назад, после событий Кантара и назначения Даурена Абаева министром спорта, всё вернулось на круги своя.

Кто виноват в провалах отечественного спорта?

Что касается падения результатов, то оно началось в 2018-м: в тот год на летних Азиатских играх Казахстан в медальном зачёте рухнул на 9-е место, хотя прежде почти всегда входил в топ-4. Но винить в этом НОК, к которому лишь за несколько месяцев до этого перешли от министерства полномочия в сфере спорта высших достижений, было бы огромным преувеличением: он просто не успел бы ничего испортить. Тем более что подготовка каждого нового поколения атлетов занимает десять лет и больше. То есть, основа для кризиса в казахстанском спорте была заложена давно, ещё в «нулевые» годы.


Последствиями этого и стали провалы сначала на Азиаде-2018, а потом на Олимпиаде-2020. Прошлогодняя неудача, к которой НОК уже не имел отношения, поскольку за полтора года до этого у него отобрали соответствующие полномочия, – всего-то 11-е место в медальном зачёте Азиатских игр (на две позиции ниже, чем в 2018-м) – стала дополнительным доказательством того, насколько плохи дела в казахстанском спорте.

Да и на предстоящие летние Игры в Париже, судя по результатам наших соотечественников, которые на прошлогодних чемпионатах мира завоевали в олимпийских дисциплинах лишь восемь медалей, надежд крайне мало (подробнее об этом здесь ). А ответственность за сложившуюся ситуацию несут не только те, кто руководил и руководит спортом на республиканском уровне, но и местные власти.

Согласно данным, которые привёл в декабрьском интервью изданию Tengrinews министр Ермек Маржикпаев, в целом на эту сферу государство ежегодно выделяет около 300 миллиардов тенге, в том числе 60 миллиардов, или лишь пятую часть названной суммы, – по линии возглавляемого им ведомства. Львиной же долей средств распоряжаются акиматы и их управления по физической культуре и спорту. Именно там, в регионах, должны растить конкурентоспособный олимпийский резерв.

Корень проблем – в регионах

Однако на протяжении многих лет акиматы значительную часть денег – где-то треть, где-то половину – направляли на содержание профессиональных футбольных, хоккейных и прочих клубов, по сути, отнимая их у детско-юношеского спорта. И началось это в середине «нулевых» годов (до того времени профи-клубы либо имели спонсоров в лице крупных компаний, либо получали от акиматов относительно небольшие суммы). Вот тогда-то под казахстанский спорт и была заложена «мина замедленного действия», которая «рванула» спустя десять с лишним лет. Разумеется, это не единственная причина кризиса, в котором он сейчас оказался, но одна из главных.

К слову, именно Кулибаев, на тот момент президент Казахстанской федерации бокса, первым из влиятельных в нашей стране людей поднял вопрос чрезмерного расходования бюджетных средств на содержание профессиональных клубов. В начале 2015-го он весьма резко прошёлся по главам регионам, которые, как заявил олигарх, «занимаются не тем, чем надо», тратя государственные деньги не по назначению.

В конце того же года Кулибаев был избран президентом Национального олимпийского комитета. А вскоре НОК, заручившись поддержкой профильного министерства, инициировал внесение в законодательство новой нормы, призванной заставить акиматы изменить систему финансирования на местах в пользу ДЮСШ и развития тех видов спорта, которые, в отличие от игровых (прежде всего, футбола), могут приносить олимпийские медали.

В итоге норма была принята, но особого эффекта не дала, поскольку оказалась плохо проработанной. И лишь после того, как сам глава государства в сентябрьском 2020 года Послании поднял этот вопрос, приказом министра были введены ограничения в плане выделения бюджетных средств профессиональным клубам. Однако и по сей день в регионах под разными предлогами пытаются обойти установленные лимиты.


Лишь бы прокукарекать?

Если вспоминать о четырёхлетнем периоде, когда НОК отвечал за спорт высших достижений, то нельзя сказать, что эти годы были потрачены впустую. Например, улучшились условия работы целого ряда национальных федераций (некоторые из них раньше не имели даже собственных офисов). Были созданы комплексные научные группы, задача которых – обеспечивать медицинское сопровождение спортсменов-олимпийцев, в чём мы серьёзно отставали от многих других стран. Чтобы у тренеров и функционеров сборных команд не возникало соблазна пойти на финансовые махинации (а прежде это случалось сплошь и рядом), НОК ввёл практику перечисления денег за организацию учебно-тренировочных сборов, оплату гостиниц, питания и т.д. непосредственно конечным получателям, а зарплат спортсменов – на их банковские карты.

Больше внимания стали уделять тем видам спорта, которые прежде финансировались по остаточному принципу. И прошлогодние успехи в фехтовании, гимнастике (в них впервые за долгие годы казахстанцы завоевали медали мировых первенств, тогда как, например, тяжелоатлеты и хвалёные дзюдоисты остались без наград), стрельбе из лука (в ней на Олимпиаду могут отобраться лишь 12 мужских команд со всего мира, и одной из них стала наша) – результат в том числе этого внимания. Очевидный прогресс наметился в настольном теннисе, к чему приложил руку один из тех, кем, по словам Бапи, окружил себя Кулибаев, – именно человек из его ближайшего окружения с середины 2018-го руководит национальной федерацией этого вида спорта.

Конечно, к зятю первого президента страны можно предъявить немало претензий – и как к главе НОК и особенно как к олигарху. Вполне объяснимо и то раздражение, которое он вызывает у многих казахстанцев: человек, ставший одним из самых богатых людей в стране исключительно благодаря доступу к народным богатствам и явно несправедливому их распределению, при этом не стесняющийся вести вызывающе-роскошный образ жизни, вряд ли может рассчитывать на иное к себе отношение. Но, выдвигая какие-то обвинения, нужно всё-таки оперировать вескими аргументами, предварительно вникнув в суть вопроса, «изучив матчасть»
.

Однако таким, как Ермурат Бапи, это неинтересно. Для них главное – громко прокричать, привлечь к себе внимание, показать, какие они смелые. В этой связи вспоминается персонаж знаменитой басни, которая заканчивалась словами: «Ай, Моська, знать, она сильна, что лает на слона»…

Похожие статьи

Желтоксан-1986 и битва за власть: почему Казахскую ССР возглавил «варяг»?
15.12.2023, автор Женис Байхожа.
Почему Нуреке хочет перейти с тенге на рубль?
6.01.2024, автор Асем Избасарова.
Что Казахстан может сделать как председатель Фонда спасения Арала?
15.01.2024, автор Баян Ахмет.
Самые молодые главы регионов в Казахстане: чем они запомнились?
20.12.2023, автор Бахыт Жанаберген.
Депутаты-«одномандатники»: оправдывают ли они ожидания?
24.11.2023, автор Бауыржан Маханов.
SPIK.KZ » Выбор редакции » Ермурат Бапи и Тимур Кулибаев: ай, Моська, знать, она сильна, что лает на слона?