АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

SOS с берегов Арала: море останется без рыбы, а рыбаки – без работы?

SOS с берегов Арала: море останется без рыбы, а рыбаки – без работы?

7.06.2024, автор Женис Байхожа.

RU KZ EN
Жители сёл, прилегающих к Северному Аральскому морю, бьют тревогу: значительное сокращение притока Сырдарьи в последние пять лет привело к обмелению водоёма и, как следствие, к повышению степени солёности воды, что чревато потерей его рыбопромыслового значения уже в ближайшие годы. Это в свою очередь будет означать для местного населения потерю работы и источника доходов, а для властей – риски, связанные с ростом социальной напряженности.

Потеря и возрождение отрасли

В тех местах люди традиционно занимались рыболовством и животноводством, тогда как земледелие сильно затруднено из-за специфических природных и погодных условий: пустынная зона, бедные почвы, резко-континентальный климат с жарким и засушливым летом…

Усыхание Арала, начавшееся в 1960-х, привело фактически к потере рыбной отрасли, в которой ранее были заняты несколько десятков тысяч человек – они трудились в рыболовецких хозяйствах, на крупном Аральском рыбоперерабатывающем комбинате, чья продукция пользовалась большим спросом во всём СССР. Многим рыбакам пришлось перебраться на другие озёра Казахстана, а в Алма-Атинской области специально для переселенцев с Приаралья даже был создан новый совхоз, куда, кстати, переехал со своей семьёй известный на всю республику капитан рыболовецкого судна Тулеген Алимбетов, Герой Социалистического Труда.

Гибель отрасли была вызвана тем, что обмеление моря-озера естественным образом сопровождалось повышением уровня солёности воды: к началу 1990-х он достиг 30 промилле (примерно такова концентрация солей в Мировом океане), то есть втрое превысил то значение, которые было характерно для полноводного Арала, – а в таких условиях автохтонная, то есть традиционная для этих мест, рыба обитать не может. Чтобы восстановить промысел, сюда незадолго до распада СССР решили завезти с Азовского моря камбалу-глоссу, привычную к солёной воде. Учёные сумели адаптировать её к местным особенностям, она стала размножаться, и с середины 1990-х начался более или менее массовый лов этой рыбы.


Вскоре после обретения независимости по инициативе местных властей и Государственного комитета по водным ресурсам РК, который возглавлял Нариман Кипшакбаев, было решено возвести насыпную Кокаральскую плотину, чтобы создать в северной части Арала отдельный водоём для накопления в нём стока Сырдарьи с последующим возрождением рыбного лова. Это дало эффект, но кратковременный: в 1999-м случился сильный шторм, плотину размыло, и поступающая вода снова стала уходить в сторону высохшего «Большого моря».

Спустя шесть лет на заёмные средства, выделенные Всемирным банком в рамках проекта ПРРССАМ-1, и с учётом предыдущего печального опыта была построена капитальная плотина с водосбросными сооружениями. Заполнение Северного Аральского моря (САМ) до проектной отметки (горизонта) в 42 метра заняло немного времени – в тот период поступавшего по Сырдарье притока для этого вполне хватало. В результате объём водной массы в САМ увеличился до 27 миллиардов кубометров. Это, а также проточность водоёма (излишки сбрасывались через плотину в сторону высохшей части моря), способствовали тому, что солёность снизилась втрое – до 9 промилле. Иными словами, она вернулась к уровню начала 1960-х.

Воды всё меньше и меньше…

Вместе с водой вернулись и «аборигенные» породы рыбы – жерех, сом, судак, лещ, вобла и другие, всего свыше 20 видов, две трети которых имеют промысловое значение. А ежегодный объём их добычи в САМ возрос до 9-10 тысяч тонн. Для сравнения: когда объектом лова была только камбала-глосса, он составлял от силы 400-500 тонн. В Аральском и соседнем Казалинском районах появились рыбоперерабатывающие предприятия, продукция которых стала отправляться в том числе на экспорт, причём, главным образом, в европейские страны. Около 15 тысяч человек обрели постоянную работу и стабильный источник доходов.

Однако после 2018-го приток в САМ по Сырдарье значительно сократился. За последние пять лет он составил в сумме около 7,7 миллиарда кубометров при том, что планировалось пропустить за этот период 19,4 миллиарда. Несложно подсчитать, сколько недополучил «Малый Арал». В среднем ежегодно в него поступало чуть больше полутора миллиардов, тогда как только естественные потери от испарения и фильтрации оцениваются примерно в три миллиарда в год. А потому неудивительно, что объём водной массы в САМ за пять лет уменьшился, как минимум, на треть – до 16-17 миллиардов кубометров. Это означает также снижение горизонта водной поверхности и, как следствие, прекращение проточности. Соответственно уровень солёности снова вырос и составляет теперь на большей части водоёма 13-14, а на некоторых участках превышает 20 промилле.


В таких условиях рыба может перестать метать икру, то есть размножаться. Кроме того, существенно замедляется её «физический рост», и местные рыбаки уже констатируют, что она потеряла в размерах и массе, поэтому для её лова приходится использовать сети с мелкими ячейками. Соответственно сокращаются объёмы добычи и переработки, падают доходы. Но самое печальное – если на протяжении ещё четырёх-пяти лет сохранится такой же приток по Сырдарье, то, как утверждают местные жители, САМ может вовсе потерять рыбохозяйственное значение. Кое-кто, не веря в то, что положение изменится, уже начал покидать родные места.

По словам аральских рыбаков, чиновники из Астаны пообещали им, что отныне в САМ ежегодно будет поступать 1,6 миллиарда кубометров. Но этого, как говорилось выше, явно недостаточно, если учесть, сколько воды теряется в силу естественных (природных) факторов. Для поддержания хотя бы текущего уровня и объёма воды в САМ нужно каждый год подавать, как минимум, 3 миллиарда кубометров. А для восстановления утраченного – того, что было до 2018-го, – потребуется ещё больше.

Судьбоносный вопрос

В далёком 1982-м на союзном уровне были утверждены лимиты водопотребления для каждой из республик, расположенных в бассейнах Сырдарьи и Амударьи. Спустя десять лет, уже после распада СССР, новые независимые государства пролонгировали их, и это соглашение действует по сей день.

Но как оно выполняется и выполняется ли вообще? Получает ли Казахстан положенные ему по квоте ежегодные 12 миллиардов кубометров (которых при грамотном, рациональном использовании должно хватить и на орошение сельхозкультур, и на поддержание уровня САМ)? Если получает, то почему так мало воды поступает в Северное Аральское море? Если не получает, то куда смотрят Министерство водных ресурсов и Министерство иностранных дел, отвечающее за так называемую водную дипломатию? Мало того, как утверждают эксперты, никто точно не знает, сколько воды и какого качества поступает по Сырдарье на территорию Казахстана: то, как ведётся учёт, не выдерживает никакой критики.


Серьёзных упрёков заслуживают и власти Кызылординской области. Они не проявляют должной настойчивости в отстаивании интересов региона и при этом сквозь пальцы смотрят на то, как бездарно расходуется вода в рисовых чеках, как крестьянские хозяйства засевают этой очень влагоёмкой культурой «лишние» (не учтённые официальной статистикой) гектары, что сопряжено с дополнительными и значительными потерями воды, – такие факты ежегодно фиксирует аэросъёмка.

Есть у жителей северного Приаралья претензии и к Комитету рыбного хозяйства Минсельхоза, а также к Научно-производственному центру рыбного хозяйства, дислоцирующемуся в Алматы (к слову, его прародителем была созданная 95 лет назад Аральская научная рыбохозяйственная станция). Хотя они получают от государства финансовые средства на поддержание рыбной отрасли, проведение научных исследований в этой сфере, прогнозирование и выработку предложений, рекомендаций, тем не менее, какой-то конкретной пользы от них применительно к САМ тамошние рыбаки не видят.

Требует детального изучения и состояние самого Северного Аральского моря. За два десятилетия, прошедшие со времени начала его заполнения, в нём, вероятно, произошли какие-то изменения (вызванные наносами и другими факторами), которые способны повлиять на вместимость чаши САМ, на объём водной массы, на уровень солёности. Также нуждается в исследованиях существующая там кормовая база рыб.

Сохранение рыбного промысла – вопрос для населения прибрежной территории, можно сказать, судьбоносный. Видимо, не надеясь на то, что удастся сохранить водоём хотя бы в его нынешнем состоянии, аральские рыбаки предлагают вспомнить опыт с акклиматизацией «солеустойчивой» камбалы-глоссы и завезти её снова. Плюс добавить к ней два других вида, обитающих там же, – калкана и пиленгаса. Кстати, последний является выходцем с Дальнего Востока: во второй половине прошлого века советские ихтиологи решили адаптировать его к условиям Азовского моря, и он не только успешно прижился, но и расширил свой ареал (сейчас эту разновидность кефалевых добывают в целом ряде средиземноморских стран). Здесь тоже нужна финансовая помощь со стороны государства.

Иными словами, жители Приаралья готовятся если не к наихудшему сценарию развития событий, то к тому, что ситуация может ещё больше осложниться…

Похожие статьи

Как в Советском Союзе пытались спасти Аральское море
20.12.2023, автор Женис Дарменов.
Остров Возрождения на Арале: далеко не все его тайны разгаданы…
26.12.2023, автор Бахыт Жанаберген.
Казахское общество: какие нормы морали возьмут верх – архаичные или современные?
1.04.2024, автор Сауле Исабаева.
Неспокойный Мангистау: власти Казахстана сами создали себе головную боль
26.02.2024, автор Бауыржан Маханов.
Что Казахстан может сделать как председатель Фонда спасения Арала?
15.01.2024, автор Баян Ахмет.
SPIK.KZ » Выбор редакции » SOS с берегов Арала: море останется без рыбы, а рыбаки – без работы?